Вы здесь: Главная - Статьи - Теория равновесия экономики.

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

На этом сайте http://pituitary.kh.ua/ можно задать вопрос по диагностике и лечению гипофиза.
Купить Milli! кровать чердак milli willi Bella comby. Кровати чердаки
siriusmebelspb.ru

Теория равновесия экономики.

13 Мая 2014 г. Опубликовал: А. Леонидов (Филиппов)

Организм экономики имеет очень разные по строению, но равноценные по значимости органы, составляющие его естество. Невозможно анатомию одного органа применить по отношению к другому, и более того – что для одного органа хорошо, то для другого – смерть.

Мы решительно критикуем все теории  происхождения стоимости и прибыли, потому что основу всякой стоимости и всякой прибыли составляют не труд (Смит, Рикардо), не «предельная полезность» (маржинализм), не «редкость»(Вальрас), а безвозмездный ДАР ПРИРОДЫ.

Плоть экономики – это изначально данная природная среда, достающаяся человеку бесплатно. Труд может что-то добавить к дару, но невозможно ничего добавить к отсутствующему. Нет дара – не на чем сосредоточиться и труда, нет смысла начинать трудовые процессы!

Никакой абстрактной экономики нет. Любая экономика существует в конкретном пространстве, конкретной протяженности, возникшей (в смысле экономическом)  ДО человека и ДЛЯ человека.

Пространство, протяженность экономики порождают в ней два типа связей, два типа хозяйственной интеграции: горизонтальный и вертикальный. Эти весьма различные по своему устройству и функциям органы подключены к единой системе ТЕРРИТОРИИ ДЕЙСТВИЯ экономики. На территории люди: а) общаются друг с другом б) подчиняются друг другу.

У территории есть ВЛАСТЬ (вертикальная интеграция людей) и есть ПРОДУКТООБМЕН (горизонтальная интеграция).  Ни власть не функционирует по органике продуктообмена, ни продуктообмен – по органике власти.

Попытка пустить  продуктообмен по принципам циркулирования власти – есть СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ заблуждение. Попытка власть заставить работать по принципам продуктообмена – есть КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ заблуждение.  Оба заблуждения губительны для организма экономики, потому что нельзя подменить печень почками, и нельзя подменить почки печенью.  А то, что оба органа – и власть и обмен - питаются из общей кровеносной системы (природной ренты) – вовсе не предполагает их взаимозаменяемости!

Власть и обмен находятся в сложных отношения одновременной вражды и симбиоза. Они взаимно предохраняют друг друга от деградации, дегенерации, ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛЕЙКЕМИИ, при которой кровяные тельца власти могут полностью сожрать кровяные тельца обмена и наоборот.

Обмен, подавивший власть, и добившийся полной свободы (мечта либерал-монетаристов) – чудовищно примитивизируется, скатывается к первобытному, догосударственному состоянию зверино-пещерных отношений.

Но и власть, увлекшаяся конфискациями и подавлением продуктообмена, запрудившая его  течение, рискует получить вместо живительной реки гнилое, ядовитое болото (Северная Корея и проч.).

Давайте графически расположим основные органы экономического организма относительно друг друга:

Природная рента:   самое первичное начало любой экономики, обеспечивающая безвозмездно ЛЬВИНУЮ ДОЛЮ любой производственной прибыли. Связана с обладанием пространством, территорией, с протяженностью

Институт власти, связанный с обладанием территорией

Институт продуктообмена, связанный с трудовой доработкой даров территории


Данная таблица ничего ещё не объясняет, потому что дана в крайне обобщенном приближении. Однороден ли институт власти, едина ли анатомия и функции всех его элементов? Конечно же, нет! Равно как и институт продуктообмена (разделения труда) тоже далеко не однороден.  И всякий раз, когда анатомические знания об устройстве одного сегмента того или иного института пытаются применить к другому сегменту – рождается экономическая катастрофа. Рассмотрим основные органы института продуктообмена:

Институт продуктообмена, связанный с трудовой доработкой природной ренты

Равноценный обмен, построенный на взаимной выгоде и взаимном интересе

Неравноценный обмен, построенный на шантаже одной стороны обмена другой

Институт МАГИЗМА – то есть особого экономического искусства обмена Ничто на Нечто, фиктивного обмена


Равноценный обмен рождается в том случае, если число производителей  одного товара равно, хотя бы примерно,  числу производителей другого, а степень НЕОБХОДИМОСТИ обоих товаров одинакова. Таков обмен петрушки на укроп: и то, и другое – суповая приправа, ценность её одинакова, и потому условия обмена в схеме разделения труда будут взаимовыгодны. Договор между производителями петрушки и укропа не будет принуждением ни для одной из сторон.

Однако в случае обмена хлеба и укропа все уже не так. Без укропа прожить гораздо легче, чем без хлеба. И потому производитель хлеба может начать ШАНТАЖИРОВАТЬ производителей укропа, навязывая им кабальные условия труда и обмена. Это либо разрушит разделение труда (производители укропа оставят свою специализацию, начнут сами выращивать хлеб), либо приведет к имущественно-бытовой поляризации, к тому, что шантажист станет все больше и больше богатеть, а шантажируемый – все больше и больше погружаться в нищету.

Проблема подавления равноценного взаимовыгодного обмена при социализме рождает, в сущности, весь пафос идеологов рыночной экономики, и наоборот, проблема ШАНТАЖА (неловко названного в марксизме эксплуатацией), формирует весь пафос социалистов-коммунистов.

На самом же деле (чума на оба их дома – и красный    , и голубой!) речь идет о проблеме равной оплаты за равный объем труда. Социальная справедливость и в СССР, и на Западе всегда понималась, как «равенство возможностей», т.е.  равнозатратности равного по объемам потребления.

Формально это всегда так и есть: две одинаковых вещи стоят в магазине одинаково. Но хитрость денег в том, что они всем достаются по-разному. И хотя цена в деньгах для двух одинаковых товаров одинакова, ЗАТРАТЫ – ума, труда, сил, времени и т.п. – на получение той или иной вещи очень и очень разнятся. Это и разрушает социальную справедливость.

Как видим, проблема находится в области эконометрии, точности замера трудовых усилий в разных профессиях. Ни к социализму (ликвидирующему горизонтальные договоренности по обменам вертикальными директивами), ни к капитализму (заменяющему законы контрактами, а  права человека – оплаченными им услугами) проблема прямого отношения не имеет.

Свобода обмена товарами – идеальна для разделения труда. Ничего оптимальнее её не существует. Но имеется в виду свобода взаимная, двусторонняя, а не та, в которой свободен только шантажист, НАВЯЗЫВАЮЩИЙ свои условия подавленной, угнетенной стороне, не имеющей адекватных средств ответа на этот вызов.

МАГИЗМ – вообще третий орган со своей уникальной анатомией и законами кругооборота веществ в себе. Он отличен как от свободного взаимовыгодного продуктообмена, так и от шантажа.  В нем много черт и от того, и от другого, есть и свои неповторимые экономические черты.

Магизм возникает на заре времен, и по мере развития человеческого общества развивается вместе с ним. Вместе с растущим разделением и качеством труда магизм меняет одежды, формы, внешность – но остается с нами и сегодня. Искусство фикции обмена, обмена реальности на пустоту, выдумку, виртуальность, смешение духовного и материального миров, вторжение духов, фантомов, бесплотных абстракций в вещественно-корыстные человеческие взаимоотношения – особая среда. Нынешние теневые хозяева мировой экономики не зря любят называть себя «магами». Колдуют они не в смысле волшебства, а в смысле напускания чар, в смысле агрессии пустоты на реальность.

Если шантажисты (угнетатели) в экономике подавляют, сламывают ВОЛЮ человека, то маги подавляют, сламывают его разум и логику, создают причудливо-неестественные потребности, наводят мороки на сознание. В итоге жертвы магов убеждены в полной свободе и самостоятельности своих действий – так, как если бы речь шла о первичном, равноценном продуктообмене.

И шантажисты, и маги представляют реальную угрозу для власти над территорией, пытаются подменить власть собой. Шантажисты делают это путем картельно-монопольных сговоров производителей, Маги – путем формирования тайных (масонских) лож-заговоров, пытающихся контролировать оборот  условных ценностей: бумажных денег, иных ценных бумаг, идеологических мотиваторов и т.п.

В принципе любой из органов экономики может, по принципу ракового заболевания, начать неограниченное деление клеток, выпуская свои метастазы во все другие органы, пытаясь изнутри поглотить организм, к которому принадлежит. Собственно – суть онкологических заболеваний именно в этом – и в человеческом, и в социальном организме.

Это в ещё большей степени касается совокупности органов Власти. Представим их так же графически:

Институт Власти, связанный с обладанием территорией

Конфискационный институт – право Силы отбирать подконтрольный Силе продукт производства

Протекционный институт – право Силы защищать обслуживающих её производителей

Институт Развития – право силы продвигать цивилизацию, совершенствовать общество в духовно-умственном плане

Интересная особенность Власти состоит в том, что Власть – по природе своей, а иначе она не будет Властью -  НЕ ИМЕЕТ НИКАКИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ.  Никакой ответственности ни перед кем, кроме Бога, Власть не несет – ведь иначе она не власть, а подчиненное настоящей Власти учреждение.

Обязанностью Власти является лишь то, что она сама себе, добровольно и на период, который сама посчитает нужным, вменит в обязанность. Власть и подсудность логически несовместимы: когда человек обладает Властью, он неподсуден, а если он подсуден, значит, он УЖЕ не обладает властью. Человек либо судит, либо судим, но логически невозможна ситуация, в которой подсудимый является в то же самое время и по тому же самому делу судьёй.

Функции власти в организме экономики очень сложны – от полного паразитизма до аскетического подвига служения делу прогресса и цивилизации. Роли власть выбирает себе сама.

С точки зрения национального хозяйства Власть является монопольным производителем такого рыночного продукта, как насилие. Это – первая и главная из всех возможных государственных монополий.  Полная и абсолютная монополизация насилия в рамках существующей правовой системы называется «правовым обществом» и почитается, как высочайший образец законности, правопорядка, цивилизованности.

Упорядочивание конфискационного института породило феномен ДЕНЕГ, которые, по сути своей – обезличенно-универсальные права, выдаваемые государством на конфискацию того или иного объема находящихся в свободном обороте продуктов.  К труду деньги вообще не имеют никакого отношения: например, денег стоит земля, которую никто из людей трудом не произвел, и не оплачивается рабский труд, когда производитель остается без денег.

Поэтому Власть всегда выдает денег СКОЛЬКО хочет и КОМУ захочет. Умная власть делает это с прицелом на развитие производства, рост числа населения и т.п. Власть, не отличающаяся умом, может превратить раздачу денег просто в осыпание золотом собутыльников президента (феномен Ельцина и 90-х годов). В любом случае – деньги не рыночный феномен, и не имеют к рыночным законам никакого отношения, поскольку производятся государством и монопольно.

Институты конфискации, защиты и развития, укорененные на единой матрице Власти, находятся в очень сложном взаимодействии. Они и непримиримы между собой и необходимы друг другу. Защита подданных противоречит принудительным конфискациям у тех же подданных, и в то же время невозможна без них. Развитие противоречит защите, включающей, конечно, и защиту традиции, устоявшегося уклада – но не может быть развития у незащищенного общества.

Если в старые годы божественное происхождение королевской власти как-то разделяло собственно власть от могущества денег, то сегодня переборка устранена, помимо внутренних противоречий в органику власти вторгаются метастазы из органики продуктообмена – власть покупают, ей завладевают хитростью маги – и т.д., и т.п.

Но что же губит порядок (каким бы он ни был) и ввергает общества в хаос? Чаще всего это разрушение имевшегося РАВНОВЕСИЯ СИСТЕМЫ, что, естественно приводит к обрушению всей конструкции, к дефиксации элементов системы относительно друг друга. Равновесной же можно считать любую систему, в которой доли отчуждения стабилизированы, изъятия, хищения и конфискации имеют устойчивый и предсказуемый порядок. Собственно, именно стабилизация долей отчуждения и формирует ТРАДИЦИОННОЕ, циклически замкнутое, и способное к самовосстановлению общество.

Размыкаясь, общество стремительно наращивает угрожающие его жизни дисбалансы:
Восторжествовав, Институт Развития, маниакально поддерживаемый прихотью власти, способен разрушить окружающую среду, обескровить экономику грандиозными экспериментами, вогнать общество в беспросветную нищету (египетские пирамиды, гигантские скульптуры острова Пасхи, да и современная НТР движущаяся неизвестно куда через экологическую катастрофу).

Институт Конфискации, делающий при гипертрофированном своем развитии из власти некое сообщество олимпийских небожителей, создает застойное, ущербное общество-калеку с кастами и без каких-либо перспектив в глобальной конкуренции.

Нетрудно понять всю обреченность гипертрофированного расширения институтов ШАНТАЖА или ЗАЩИТЫ.  И власть холодной, зловещей технократии, и власть спецслужб, полицейщины – ночной кошмар обывателя.

Чрезмерное же упование на институты свободной конкуренции и равноценного товарообмена могут в итоге свалить общество в пучину кровавой охлократии.

Очень опасны для нормальной человеческой жизни и  Маги. Оттеснение религиозной истины псевдоистинами созданного магами иллюзорного мира, искажение картины мира в голове массового человека химерами и беспочвенными фантазиями  =>  революция, отличающаяся от простого переворота тем, что пытается укоренить новые базовые ценности для человека => предельно-кровавое самоутверждение психически-ущербных представителей якобинцев или ЧК.

В итоге, отстаивая принципы равновесия, можно вновь использовать метафору ракового заболевания, при котором бешенное и неограниченное развитие клеток ЛЮБОГО органа в организме чревато гибелью организма.
А. Леонидов (Филиппов), специально для НСН «Венед»


Comments:

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!