Вы здесь: Главная - Статьи - ПОРОГ БЕДНОСТИ ИЛИ БЕДНОСТЬ НЕ ПОРОГ?!

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

ПОРОГ БЕДНОСТИ ИЛИ БЕДНОСТЬ НЕ ПОРОГ?!

04 Сентября 2012 г. Опубликовал: А. Леонидов (Филиппов)

Острый дефицит платежных средств, необходимых для оплаты выживания – по прежнему, несмотря на все бодрые реляции президента и правительства РФ, остается главным стержнем экономики и жизни в России. Борьба с острой финансовой недостаточностью, драматичная, сверхнапряженная, не стесняющая себя в средствах – стала для большинства наших сограждан ПОСТОЯННОЙ сутью времени. При этом правительственные воззрения на проблему бедности не отличаются адекватностью, и по сути, вновь и вновь, из года в год, репродуцируют массовую бедность россиян…

В основной массе граждане России – нищие(1), усталые до изнеможения(2) и в глубоком стрессе от постоянных нехваток необходимого(3), что убедительно доказывают приведенные в сносках документы, исходящие вовсе не от оппозиции, а от самого правительства. При этом стратегия борьбы с бедностью коллапсирует, несмотря на периодические «метания злата в народ», которым славится В.Путин, особенно много раскидывающий перед выборами.

Власть и её эксперты не учитывают два фактора. Во-первых, не ищут ответа на вопрос «как распределяется прибавка?», во-вторых, не ищут ответа и на вопрос «где она распределяется?». Дело в том, что номинальная прибавка любой величины может быть в реальности нулевой или даже отрицательной ЗА СЧЕТ РОСТА СОПРОВОЖДАЮЩИХ РАСХОДОВ.

Если вам прибавили 100 рублей, и цена на ваш привычный покупательский набор выросла в целом тоже на 100 рублей, то по сути, вам ничего не прибавили. Любой рост зарплат и пенсий при полной свободе ценообразования по сути есть лишь никчемная маета, ненужный и бесполезный бег по кругу. Именно поэтому в США, например, все потребительские цены регулирует не одна, а сразу три государственных ведомства. У нас же в продуктовом магазине ценники переписываются почти каждый день, и продавщицы в личных беседах признаются, что очень устали от этого.

Но дело не только в росте цен и инфляции. Рост монетизации в структуре платежей семьи может аннулировать любой величины номинальную прибавку. Получается ситуация в которой человек живет формально очень хорошо, а фактически – в крайней бедности. Может купить на свою зарплату 100 пар обуви. Но не покупает ни одной – потому что на деле все деньги съедают налоги, обязательные страховки, разного рода принудительные поборы и пошлины с необходимыми «консультациями». Так и получается, что человек от кассы отошел с суммой, достаточной на 100 обувных покупок, но до обувного магазина не донес ничего!

У нас любят говорить, что в США пособие по безработице – 800$. Мол, какие зажравшиеся эти американцы, по 800$ получают и ещё недовольны! Вот нам бы их пособие! Однако если вместе с американским пособием наши безработные получат и американскую квартплату (900$ за очень плохую квартиру в плохом районе) – то картина, как вы понимаете, резко изменится. От 800$ не останется ничего. Более того, нужно ещё выклянчить или украсть где-то 100$, чтобы не ночевать на скамейке или в автомобильном фургончике (как очень многие американцы, смотрите голливудские фильмы).

Становится немного понятно, почему, например, граждане США Эрвин и Ана Люпо не польстились на пресловутые 800$ пособия и, одновременно потеряв в клинике Kaiser Permanente в Лос-Анджелесе, застрелились, предварительно перестреляв своих пятерых детей. "Зачем оставлять детей незнакомым людям?", - написал в предсмертном письме глава семейства Эрвин Люпо. Такие трагедии для США отнюдь не редкость, что заставляет и нас задуматься: не слишком ли поспешно отказались мы от наследия предков, польстившись на глянцевую снаружи, сгнившую изнутри американскую модель жизни?

Корень проблемы в том, что США веками лакировали показуху завышенной монетизации, а в СССР, напротив, тренировались в показухе крайнего понижения монетизации отношений. Это и создало ВИДИМОСТЬ чрезвычайного американского финансового превосходства. Завышенная монетизация – это когда тебе за все платят, но и ты должен на каждом шагу расплачиваться. Снижение монетизации – это когда вокруг полно совершенно бесплатных благ и услуг, но и денег в кармане от этого меньше.

Например: вот вам 20 рублей – 10 чтобы пообедать, и 10, чтобы оплатить проезд по платной магистрали к месту обеда. Или – вот вам 10 рублей, только на обед, а проезд бесплатно. Согласитесь, этот пример подчеривает с особой ясностью, что у экономики своя математика, и здесь 20=10 не только возможно, но и очень часто бывает.  Об этих, в общем, очевидных особенностях американской статистики писали и сами американцы - например, Василий Леонтьев.

Но советский обыватель в «перестройку» мечтал совсем не о том, чтобы получить схему 10=20. Он мечтал, чтобы ему дали американскую сумму при сохранении советского уровня бесплатных благ, чтобы ему дали 20 р., но проезд по магистрали к ресторану оставили бы бесплатным.

Не берусь сейчас решать за всех, что лучше – высокий или низкий уровень монетизации обменных процессов. Есть свои плюсы и в той, и в другой модели. Но совершенно очевидно другое – их нельзя смешивать. Или вы получаете много – но тогда уж и платите за все по полной; или вы многое получаете бесплатно или по символической цене – но при этом будьте готовы, что и сумма получки будет скромной.

Дело однако пошло совсем плохо: в 90-е экономические власти решили ввести американский уровень обязательных трат при сохранении и даже уменьшении оплаты труда. Эта модель (структура затрат и цены – западные, зарплаты и пенсии – отечественные) во многом сохраняется и при Путине.

Если прибавка к доходу меньше, чем рост издержек всех видов, т.е. S + Sn – Cоst 0, но при этом не определены константные доли получки, то это тоже имитация борьбы с бедностью. Важен не только ОБЩИЙ размер прибыли, не только ОБЩИЙ рост доходов, производства, но и то – В ЧЕЙ КАРМАН идет этот рост, объем и размер.

Главный фактор тут – произвол руководства (особенно коммерческих структур) в распределении доходов от деятельности. Если хозяин получал 200 рублей, и при этом 100 забирал себе, а по 50 раздавал двум своим работникам, очень важно определить: фиксирована ли доля в процентах от прибыли, или отдана на усмотрение начальнику? Если с ростом экономики хозяин получит уже 400 рублей, но рабочим раздаст только по 25 (остальное себе оставит), то рост производства не подавит нищету, а наоборот, поощрит и увеличит её!

В современной России эксперты, питающие власть анализом, отличаются, прямо скажем, человеконенавистничеством, отнюдь не способствующим борьбе с бедностью масс. Например, недавно в газете «Экономика и жизнь», в статье «Зарплатная экономика себя исчерпала» (17. 08.2012) аналитик Санжи Дугаров предался мечтаниям о «настоящей экономике», которой мешает остаточная социальная политика не полностью либерализованного государства: «…власть не позволит заменять сотни плохо оплачиваемых работников, но с постоянным ростом этой плохой оплаты, на высокопроизводительных роботов, которыми управляют квалифицированные операторы. Конечно, если бы случилось именно так, с роботами, то экономика могла начать, так сказать, «приходить в себя» после долгого и тяжелого угара. Но это бы означало и то, что власти пришлось бы заняться не руководством отраслями в целом и отдельными предприятиями в частности, а своими прямыми обязанностями — заботой о жизни и переобучении безработных, помощью малоимущим, то есть защитой граждан, для чего государства и правительства и были выдуманы».

Мечты о роботах Санжи Дугарова родились не сами по себе, они навеяны публикациями очередном бюллетене  Центра развития НИУ ВШЭ (ЦР). А там черным по белому написано: нельзя непрерывно наращивать зарплаты без роста производительности труда.

«Рост ВВП в России больше зиждется не на росте производства тех или иных товаров или услуг и не на росте инвестиций в экономику, а на росте зарплат темпами более быстрыми, чем рост производительности труда. Это опасно. Так не может продолжаться вечно, попытка отложить решение этой задачи чревата большими неприятностями… Иными словами, резать надо бы не якобы завышенные зарплаты россиян, а их общую сумму. Зарплаты у нас и так невысокие, но на фоне низкой производительности труда в сумме они и разгоняют ВВП. Это почти ноу-хау — обеспечивать рост ВВП за счет умножения числа довольно скудно оплачиваемых работников, уныло и медленно исполняющих поручения начальников».

Мы имеем логический сбой крайней степени. Экономика – это не только и не столько система производства, сколько система обмена. В ней обмениваются продукты разных степеней передела и вообще непроизведенные продукты, данные в готовом виде от природы. С кем будут менятся «высококвалифицированные роботы», которые в мечтах Дугарова вытеснят всех работников в никуда?  Сами с собой?

Далее, если рост ВВП обеспечивается за счет умножения числа довольно скудно оплачиваемых работников, то логично предположить, что рост скудной оплаты резко повысит рост ВВП. Предлагается же нечто совершенно иное: не наращивать общего фонда оплаты труда, а, сохранив общую его сумму около нуля, резко сократить число получателей зарплат.

Что мы получим в итоге?  Только больше гробов и могил. Для роста производства нужно увеличение количества платежей, а не сокращение числа плательщиков. И жаль тех, кто этого не понимает…

А. Леонидов (Филиппов), специально для НСН «Венед»

(1) - Эксперты «РИА-Аналитика» свидетельствуют по комплексным данным прошлого года: в Алтайском крае среднестатистическая семья (двое детей, оба родителя работают на среднюю для  региона зарплату) после затрат на прожиточный минимум имеет в остатке всего около 3 тыс. руб. в месяц. 3. тыс. руб. с полтиной может «по своему усмотрению» потратить средняя семья в Республике Дагестан, в Калмыкии, в Карачаево-Черкесской Республике. В первой десятке по уровню бедности также Республика Мордовия, Костромская, Кировская, Смоленская и Ивановская области.  В 68 регионах из 83 показатели ниже среднероссийского, что доказывает: экономическая жизнь России сосредоточилась на пятачке нефтегазовых регионов, ушла отовсюду, где нет нефти и газа. При этом прожиточный минимум – продукт жульнического занижения необходимого, что убедительно доказал Дмитрий Жертовский, заместитель главы Тбилисского района Краснодарского края по экономике. Он месяц жил на прожиточный минимум. Питался в основном картошкой и хлебом. Он не включил в расчет расходы на транспорт и одежду, но даже несмотря на это к концу эксперимента у Жертовского начались проблемы со здоровьем. Кому нужен «прожиточный минимум», не обеспечивающий жизненно необходимых затрат. Такой «минимум» ничего не отражает, и служит только для удобства чиновничьей отчетности: вот, мол, обеспечили людям выживание, а на самом деле-то не обеспечили!

(2) - Половина россиян признались, что им приходилось ночевать на работе. Большинство из них при этом спали прямо на рабочем месте, другим пришлось расположиться на улице в личном авто, а некоторым удалось выспаться в кабинете у директора или на полу. Согласно данным интернет-опроса, 45% россиян ночевали на работе из-за большого количества дел. 4% респондентов также оставались на ночь на трудовом посту, но по причинам, не связанным с работой. По словам каждого четвертого опрошенного, оставаться на ночную смену им приходится не реже раза в месяц.

При этом такие сверхурочные часы далеко не всегда оплачиваются. Компенсацию за ночной труд получили только 55% работников, причем треть из них оказались недовольны ее суммой. Большинство – 52% опрошенных – сами решили, что "в пору рабочую пашут и ночью". 19% пошли на этот шаг из-за боязни последствий, 13% убедила продлить рабочий день рабочей ночью обещанная премия, а 6% боялись увольнения. При этом почти половине россиян не хватает зарплаты. 22% усердных работников столкнулись с непониманием семьи. 10% испытали после интенсивного труда проблемы со здоровьем, приводит портал Работа@Mail.Ru данные своего опроса.

(3) - Ханым Омарова (Новая газета, статья «Общество двух третей», 18.08.2012) пишет:  «75% россиян недовольны своей зарплатой, а почти 60% работают не по специальности – таковы итоги масштабного исследования, которое провела Федеральная служба государственной статистики. Итоги опроса лишний раз подтвердили, что страна пребывает в состоянии глубокого социального стресса. Люди недовольны ключевыми показателями качества жизни: условиями труда, его оплатой, сложившимся уровнем доходов и потребления. Респонденты часто жалуются на постоянный стресс и напряженность рабочего процесса. Ради более высоких заработков людям приходится жертвовать своим здоровьем и безопасностью.

Ханым-ханум делает справедливый и оправданный вывод: «Дорогостоящие коммунальные услуги, фактически платное образование, стремительно растущие цены на продукты питания и многое другое заставляют людей трудиться по совместительству на нескольких работах. Вынужденных «трудоголиков» в России около 12% населения. «Ударный» труд  бьет по выходным и праздникам, по отдыху и здоровью россиян. «В отпусках по уходу за детьми, - отметила ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Марина Баскакова, - лишь небольшая часть женщин проводит 3 года, большинство - 1,5 года. Женщины-руководители стараются вернуться на работу уже через 8 месяцев после рождения ребенка, женщины-специалисты - через 14-16 месяцев… Из числа пенсионеров по старости работают 33% мужчин и 58% женщин».


Comments:

AdSense реклама

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!