Вы здесь: Главная - Статьи - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОНКОЛОГИЯ.

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОНКОЛОГИЯ.

10 Июля 2012 г. Опубликовал: Александр Леонидов-Филиппов

   Раковое перерождение ячеек разделения труда
   Где-то в космосе взорвалась Сверхновая. Для астрономов это – большое событие. Для физиков – повод философски задуматься о немыслимой, колоссальной энергетике, заключенной в глубинах космоса. Энергия взрыва сверхновой в миллиарды раз превосходит всю энергию Солнца, в котором, в свою очередь, можно заключить рядами миллиард таких шариков, как Земля. Для широкой публики далекий взрыв Сверхновой – НИЧТО. Несмотря на зашкаливающий МАСШТАБ происходящего в космических глубинах, оно никоим образом не затрагивает нашу повседневную жизнь…

   Какое отношение эта история имеет к экономике? Очень даже важное. Она помогает разделить чужеродные и внутренние процессы в хозяйственной деятельности. Даже самая грандиозная чужеродная катастрофа пройдет для цепочки разделения труда незамеченной. Совсем иное дело – если повреждено внутреннее звено. Не нужно долго доказывать (ведь наши читатели умные люди), что подрыв одного звена в технологической цепи – это подрыв всей цепи.

 

   Человеческой цивилизации издавна знакомо такое явление, как ГРАБЕЖ. Веками орда сменяла орду, веками пылали города и уходили  в полон вереницы пленников. Веками везли на лодьях и парусниках, пароходах и даже авианосцах награбленные сокровища. Грабеж, бесспорно, подрубает корни  у древа экономики. Но очень важно понимать, что знакомый с древности процесс грабежа подрывает корни у экономики ЧУЖИХ. Грабитель, вернувшийся домой с поживой, никак не ощущает в домашнем хозяйстве исчезновения где-то вдали центра ремесла и торговли. Он жил натуральным хозяйством, и продолжает им жить, продавая или выменивая плоды грабежа как нечто чужеродное в его замкнутом, самодостаточном укладе.

   Не стоит путать древний, как мир, грабеж, с принципиально новым явлением в экономике, с перерождением клеточек в техноткани, совершенно аналогичным раковому перерождению белковых клеток. Дело в том, что клеточки, ячейки, звенья разделения труда не существуют сами по себе. Они живут друг для друга и созданы были для взаимной пользы. Поэтому ограбление одной ячейкой другой – это ограбление самой себя. Принцип онкологии – размножение, разбухание совокупности клеток, которые пожирают клетки других видов и убивают целостный организм. Именно это мы и видим в современной экономике в качестве господствующего тренда.

   Массовые геноциды, сопровождавшие становление классического капитализма, не имели с экономической онкологией ничего общего. В процессе огораживаний в Англии или скальпирования индейцев в Америке капитализм истреблял КОНКУРЕНТНЫЕ ЕМУ ФОРМЫ БЫТИЯ. Он был убийцей, и убийцей пострашнее нынешнего одряхлевшего глобализма, но он все же умел тогда ещё отличать свое от чужого. Ранний капитализм расчищал место для своих производственных цепочек, для своего способа производства.

   В наши дни и на наших глазах раковое перерождение ячеек западного общества привело к тому, что технологическая цепочка начала пожирать саму себя, расчищать место не себе, а от себя. И это – в корне отличается от геноцидов времен Кромвеля или Бисмарка. Бисмарк говорил, например, вполне отчетливо, что поляков нужно уничтожать, как волков, то есть не спрашивая – в чем поляк виноват, как не спрашиваем мы, в чем вина волка. Однако Бисмарку и в голову бы не пришло поохотится заодно и на немцев (ради которых он, собственно, строил империю).

   Современные же теоретики либерал-глобализма предлагают несамостоятельной по самой природе отдельной клетке приложить все усилия, чтобы сожрать соседок, без которых её жизнь будет невозможна.

   Идеологическим рупором такого подхода стал в современной Росиии псевдоэкономист А.Никонов. В рамках специального выпуска программы “Точка зрения” на RLN.FM этот  «философ» в ходе эфира рассказал вкратце все, что долго и нудно расписывает в своих статьях и книгах. Почему-то первым вопросом, который Никонов вынес на рассмотрение, стала «необходимость легализации наркотиков». Видимо, ничего важнее для идеологической раковой клетки на данный момент не существует. Напомним, что западные колонизаторы навязывали потребление опиума Китаю (опиумные войны), но не Англии же! Никонов же (как и его западные коллеги) тащит опиуминую мораль прямиком в метрополию, делая её уже не колониальной, а всеобщей народоистребительной максимой.

   Но это были только цветочки. Далее Никонов рассказал, какой видит модель мира будущего и ВТО. Тут он выдвинул несколько афоризмов, достойных высечения на мраморе (например, его могильной плиты, где у физиков высекают обычно открытые ими формулы):

   «Деньги есть основной критерий добродетели», «Свободный рынок - лекарство от кризиса», «Капитализм — это производство, а социализм — распределение», «Прогрессивный налог - это фактическое воровство», «Деревня против Города», «Родина там, где выгода», «Призывная армия – оплот диктатур». Закончил свое острословие Никонов утверждением, что противники эвтаназии (самоубийства чужими руками) «омерзительны». Здесь яростный антисоветчик и апологет Запада А.Никонов вступил в жестокое противостояние со своими кумирами – творцами классического западного капитализма, которых взялся защищать от «совков» и «леваков».

   Протестантский кальвинизм, сформировавший капитализм (что убедительно доказано уже М.Вебером) – идеология жестокая и кровавая, но ничего общего с никоновщиной не имеет.

   Классический капитализм – жизнеспособный организм, а никоновщина – раковая опухоль либерального мышления, и её носители попросту нежизнеспособны. Кальвинизм – фанатично религиозная модель, и его либертианство, высвобождая человека от земных феодальных властей, отнюдь не думало освободить человека от его религиозного долга, как его понимали кальвинисты. Капитализм сформирован религиозно-приходской общиной, которая отделилась от короля, но отнюдь не от собственного единства и уж тем более не от своего вероучителя-вожака. Кальвинисты в своем религиозном усердии (не имевшем ничего общего с современной толерантностью) сожгли в сотни раз больше людей на кострах, чем католическая инквизиция. Лично Кальвин среди прочих сжег открывателя кровообращения М.Сервета.

   Никонова с его проповедью распущенности кальвинисты тоже сожгли. Ведь будучи фанатиками, они категорически отрицали эвтаназию (во всех штатах будущих США были приняты законы о смертной казни для самоубийц, если те выживут, а в Англии доселе действует закон о тюремном сроке для выжившего самоубийцы). И тезис о деньгах, как о критерии добродетели, категорически чужд протестантской этике. Деньгам служат воры, а воров протестанты вешали даже за копеечное воровство, в огромных количествах и не зная жалости. Критерием добродетели для протестанта служил успех в строго определенной деятельности капиталистической природы – в производстве и накоплении. Деньги служили выразителем успеха и его мерилом, но отнюдь не обладали какой-то самоценностью: доказательством тому доходящая до изуверства «буржуазная бережливость», попросту аскетизм в быту творцов капиталистической системы.

   В чем же основная разница между протестантской этикой капитализма и никоновщиной? Протестантская этика – это машина, направленная на борьбу с внешними препятствиями (вроде бульдозера), а никоновщина – это машина, нацеленная на борьбу с собой, со своими собственными элементами, на самоуничтожение. «Деревня против Города» - афоризм, смыкающий Никонова с оголтелым леваком Мао Цзе-Дуном, и есть лаконичное проявление идеологической онкологии, перерастающей в социальную и экономическую: ведь если город пожрет деревню, то умрет от голода, а если деревня город (как мечтал Мао) – то она погрузится в первобытную доиндустриальную дикость. Борьба между городом и деревней – экономическая калька борьбы взбесившейся от рака печени с сердцем, желудком или селезенкой. Орган пожирает орган в едином организме, пожирает то, от чего получает питательные силы жить. Так банки пожирают заводы и фабрики, банкротят Саабы и Ксероксы, так ипотека невыносимыми условиями пожирает потомство своих участников, так краткосрочные финансовые спекуляции пожирают науку и образование, плодами которых охотно пользуются,  так город пожирает деревню (что раскрыл Никонов). Это убийство элемента системы, совмещенное с самоубийством по итогам.

   При подавлении потребления у представителей у одного из элементов общей цепи производства подрываются основы всеобщего потребления, в том числе и у тех, кто в краткосрочной перспективе выиграл от «экспроприации смежников». Эту истину современному миру лучше прочитать у нас в «ЭиМ», чем  позже, на стенах своих городов, написанную кровью…
А. Леонидов-Филиппов, специально для НСН «Венед»


Comments:

AdSense реклама

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!