Вы здесь: Главная - Статьи - ТОЛПА ИЛИ ДЕГРАДАЦИЯ ЛИЧНОСТИ?

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

ТОЛПА ИЛИ ДЕГРАДАЦИЯ ЛИЧНОСТИ?

27 Ноября 2011 г. Опубликовал: Георгий ДУХОНИН

   Знаковые ошибки Гюстава Лебона…
   Для социопатолога непосредственно смежной областью знаний является психология масс. Это область психологии, предметом исследований которой являются природа, сущность, закономерности возникновения, формирования, функционирования и развития толп и масс, как специфических форм сообществ людей.

 

   Создана она была в конце 19 в. французским социологом и психологом Лебоном, итальянским психологом и юристом С. Сегеле (1868-1913) и др.

   Основное внимание основоположники уделяли исследованию психического склада, характерных свойств, черт, типов и поведения разнообразных толп и масс в относительно стандартных и нестандартных ситуациях. К числу традиционных предметов исследовательского интереса основоположников принято относить различные собрания людей, демонстрации, митинги, явления массовой эйфории, агрессии, паники, массовых психозов, массового вандализма и т.д. Но они не только объясняли затронутые проблемы, но и в существенной степени мистифицировали и мифологизировали их.

   Значительное внимание творцы науки о психологии масс уделяли изучению идей, мотивов, установок, настроений, мнений, эмоций, стереотипов мышления, механизмов и действий масс, вопросам поведения людей в толпе, взаимодействия личности и массы, индивида и толпы и т.д.

   И хотя в качестве методов исследования основоположники использовали гамму традиционных методов познания психологии и социологии. Психология масс оказала значительное влияние на формирование социальной психологии, социологии и развитие социальной мысли, в значительной мере психология масс оказалась зацикленной на ОХЛОСЕ (толпе). К тому же охлосу приписывались очень многие черты, которые у него в реальности либо отсутствуют, либо присущи далеко не уникально, общи с индивидуальным и иным состоянием психики.

   В очень значительной мере психология масс ориентируется на сформулированный Г. Лебоном «психологический закон духовного единства толпы», согласно которому в позднейшей фазе формирования организованной толпы в ней происходит нивелирующая деперсонализация и деиндивидуализация людей, в силу чего на основе общих качеств, управляемых бессознательным, образуется временная «коллективная душа» толпы.

   Несмотря на многие очень интересные наблюдения частного порядка в целом Лебон и его продолжатели вопреки «бритве Оккама» весьма произвольно производили УМНОЖЕНИЕ СУЩНОСТЕЙ, оперируя сборно-статистическим понятием «толпы», как если бы она была единым и живым существом. Весьма сомнительным представляется тот «пунктик» у Лебона, который преследовал его всю жизнь и представлял совершенно фантастическое представление о кардинальном преобразовании личности в толпе, перепрограммировании личности под толпу, происходящем как будто бы, автоматически.

   Эта постановка вопроса была скрыто, но отчетливо антихристианской, поскольку ставила под сомнение центральный тезис христианской психологии: О СВОБОДЕ ВОЛИ человека, свободе его выбора и поведения как в одиночном состоянии, так и в толпе. Мысль о том, что попадая в толпу человек становится как бы САМ НЕ СВОЙ, преобразуется под «душу толпы», которая подменяет личную душу, восходит к тезису французского «просвещенчества», к «человеку-машине» Гольбаха и Ламетри. Конечно, Лебон не афишировал этой связи, а возможно, даже не знал о ней, ибо она не вкусовая, а логическая, сущностная.

   Преобразование человека в толпе «волшебным образом» - приводит к тезису, что человек не несет личной ответственности за зло, что он был «опьянен толпой», и среагировал АВТОМАТИЧЕСКИ (ведь его понимают как сложную машину) на предопределенный законом толпы алгоритм-схему. Лебон одним из первых попытался теоретически обосновать наступление «эры масс» и связать с этим общий упадок культуры. Он полагал, что в силу волевой неразвитости и низкого интеллектуального уровня больших масс людей ими правят бессознательные инстинкты, особенно тогда, когда человек оказывается в толпе. Здесь происходит снижение уровня интеллекта, падает ответственность, самостоятельность, критичность, исчезает личность как таковая.

   Стал известен тем, что пытался показать то общее, что имеется между положением вещей и закономерностями в психологии масс. Американский социолог Нейл Смелзер пишет, что «несмотря на критику, мысли Лебона представляют интерес. Он предсказал важную роль толпы в наше время», а также «охарактеризовал методы воздействия на толпу, которые в дальнейшем применяли лидеры наподобие Гитлера, например, использования упрощенных лозунгов».

   Главный труд Лебона - Психология народов и масс —дает подробный анализ психологии народных масс (расы и толпы) как важнейшего мотива поведения индивида и причины исторических событий. Многие положения этого труда положены в основу многих рекламных и политтехнологий.

   Однако уже в книге первой «Психология народов» Лебон стремится доказать, что основу цивилизации составляет душа расы, сформированная наследственными накоплениями. Так Лебон вводит, сверх толпы, ещё и «думающую стихию» расы, не слишком заботясь о доказательствах.

   По Лебону мифологизированная «душа расы» также прочна и не подвержена изменениям, как и анатомические признаки расы. Душа расы представляет общность чувств, интересов верований.

   Вот как он сам об этом писал: «Я в другом месте показал плачевные результаты, произведенные европейским воспитанием и учреждениями на низшие народы. Точно также я изложил результаты современного образования женщин и не намереваюсь здесь возвращаться к старому. Вопросы, которые нам предстоит изучить в настоящем труде, будут более общего характера. Оставляя в стороне подробности, или касаясь их лишь постольку, поскольку они окажутся необходимыми для доказательства изложенных принципов, я исследую образование и душевный строй исторических рас, т.е. искусственных рас, образованных в исторические времена случайностями завоеваний, иммиграций и политических изменений, и постараюсь доказать, что из этого душевного строя вытекает их история. Я установлю степень прочности и изменчивости характеров рас и попытаюсь также узнать, идут ли индивидуумы и народы к равенству или, напротив, стремятся как можно больше отличаться друг от друга. Доказав, что элементы, из которых образуется цивилизация (искусство, учреждения, верования), составляют непосредственные продукты расовой души, и поэтому не могут переходить от одного народа к другому, я определю те непреодолимые силы, от действия которых цивилизации начинают меркнуть и потом угасают».

   Данный подход отдает даже примитивизмом! Лебон даже думал, что все изменения в государственных учреждениях, религиях не затрагивают душу расы, но душа расы влияет на них. И потому у него искусство и культура — не показатель цивилизованности народа. Как правило, во главе цивилизаций у Лебона оказываются «народы со слабо-развитой, утилитарной культурой, но сильным характером и идеалами». Сила цивилизации не в технических и культурных достижениях, а в характере и идеалах – совершенно необоснованно думал Лебон.

   У Лебона ценности латинских народов — подчинение сильной, деспотичной власти; англосаксов — приоритет частной инициативы. Естественная тенденция эволюции цивилизаций — дифференциация. Панацея демократии — достижение равенства через воспитание и навязывание своей культуры высшими народами низшим, — заблуждение. Несвойственная народу даже более высокая культура подрывает его нравственность и уничтожает ценности, сформированные веками, что делает такой народ еще ниже.

   Лебон непосредственно писал: «Уже почти полтора века прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно первобытной истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности бросили в мир идею равенства людей и рас». И в другом месте: «Нет ни одного психолога, ни одного сколько-нибудь просвещенного государственного человека, и в особенности - ни одного путешественника, который бы не знал, на сколько ложно химерическое понятие о равенстве людей».

   Нужно ли говорить, что такого рода взгляды не только дохристианского происхождения, языческие, повторяющие дремучие идеологемы идолопоклонничества, но и льют воду на мельницу реакции. Лебон думал, что в большинстве случаев, новые верования и учреждения приносят лишь новые названия, не изменяя сути уже имеющихся.

   Как же в этом случае быть с христианизацией народов Европы, в частности, славян? Разве не является верхом антиисторизма утверждать, что христианизация славян «принесла лишь новые названия, не изменяя сути»? Вся история вопиет об обратном: когда новая идея овладевает массами, то идея меняет массы, порой до неузнаваемости и собственной противоположности. И отнюдь не приспосабливается под массы, если является по настоящему новой идеей.

   Правда, есть у Лебона и объективные, научные наблюдения. Например, он писал, что кроме наследственных чувств на историю народа влияют идеи-догмы. Опускаясь в сферу бессознательного, они имеют огромную силу. Единственный враг веры — другая вера.

   Всеми своими успехам народ обязан лишь горстке избранных, которые реализуют события подготовленные веками – утверждал Лебон, явно преувеличивая роль личности в истории, и даже не пытаясь объяснять, как могла бы «горстка» избранных повлиять на что-либо, если бы массы не были готовы понять и принять их «избранность».

   Лебон совершенно не думает о несчастной судьбе «одиноких гениев» - людей, опередивших свое время (и массы) и оттого бессильно взирающих на окружающую среду, не в силах на неё как-то повлиять.

   Книга вторая «Психология масс» утверждает некую профанационную историю 19-го века. Лебон утверждает, что в XIX веке власть толпы сменяет власть элит. Его странное убеждение, что до 19-го века власть принадлежала элитам, а не толпам, совершенно бессильно объяснить, например, феномен «военной демократии» в раннем средневековье. Разве вопли вооруженной толпы на марсовом поле – власть элит? И что в таком случае власть толпы?

   На самом деле, конечно, с развитием культуры и цивилизации власть не переходит от элиты к толпам, а наоборот, уходит от толп к элитам. В раннем средневековье власть была у того, у кого дубина тяжелее, а феодальные титулы (в которых Лебон видит особую прелесть «элитарности») на самом-то деле раздавались самым свирепым драчунам, и не более того. Власть толпы была наиболее ярко проявлена именно в наиболее архаические эпохи, а на в 19-м и не в 20-м веке, которые следует считать скорее веками заговоров и тайных лож, нежели веками всевластия толп.

   Лебон приписывал толпе качества ограниченного и глупого человека, не учитывая, что глупый остается глупым и вне толпы, а умный и в толпе останется умным. Лебон думал, что основные свойства толпы: анонимность (безнаказанность), зараза (распространение мнения), внушаемость (толпу можно заставить видеть даже то, чего нет на самом деле), стремление немедленно претворить свои идеи в жизнь. Но это качества глупости и тупости, при чем тут одиночность или массовость?!

   У Лебона психология толпы похожа на психологию дикарей, женщин и детей: импульсивность, раздражительность, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики, преувеличенную чувствительность. Далее он отмечает, что поведение толпы изменчиво, так как она реагирует на импульсы. Он пишет, что в толпе нет сомнений. Она впадает в крайности, при которых любое подозрение может превратиться в неоспоримую очевидность, массы уважают только силу (как будто её презирают Робинзоны), идеи толпы удерживаются только категоричностью и не обладают никакой связью.

   Лебон придумал, что рассуждения толпы примитивны и основаны только на ассоциациях. Толпа у него способна воспринимать только образы, причем, чем ярче образ, тем лучше восприятие. Чудесное и легендарное воспринимается лучше, чем логичное и рациональное.

   Лебон писал, что формулы, облеченные в слова, избавляют толпу от необходимости думать. Формулы неизменны, но слова, в которые они заключены, должны соответствовать времени. Самые ужасные вещи, названные благозвучными словами (братство, равенство, демократия), принимаются с благоговением.

   Все, что Лебон сказал о толпе – следовало сказать о потерявшей веру отцов, фрустрированной личности, о человеке (а отнюдь не толпе), который растерянно мечется в жизни, не зная к чему прислонится. Судите сами.

   Лебон стремился доказать, что толпа направляется не к тем, кто дает ей очевидность, а к тем, кто дает ей прельщающую ее иллюзию. Толпе Лебона необходим вожак. Вожак не обязательно умен, так как ум рождает сомнения. Он деятелен, энергичен, фанатичен. Только слепо верящий в свою идею вожак может заразить верой других. Главное качество великого вожака — упорная, стойкая воля.

   Такого вожака Лебон увидел в Мухаммеде, родоначальнике арабской экспансии. В книге «Цивилизация арабов» (1899) Лебон он сделал акцент на огромном влиянии мусульманской цивилизации, которое, по его мнению, способствовало окультуриванию варварских народов, разрушивших Римскую империю и открыло для Европы мир научного и философского знания, мир литературы, с которыми та не была знакома. Вкратце говоря, по мнению Лебона именно мусульмане снова дали Европе цивилизацию!

   При этом, видимо, отдав цивилизацию Европе, мусульмане сами без неё остались, потому что история доказывает обратное Лебону, а его утверждение отдает антихристианским духом за версту. Лебон писал: «Итак, теперь мы можем сказать, что Мохаммед был одним из самых великих людей, которых знала история. Некоторые историки умаляли величие пророка в силу собственных религиозных предубеждений, но сегодня ему воздают должное даже христианские писатели».

   В презрительном «даже» христианские писатели поставлены на последнее место среди заслуживающих доверия источников.

   От недоверия духу – Лебон сделал неизбежный шаг к доверию плоти. «...умственная бездна, созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями» - пишет Лебон. И в целом он прав – беда в другом: он понимает совсем не то, что является на самом деле наследственными переменами...
Георгий ДУХОНИН, специально для НСН «Венед»

Литература:
• Psychologie des foules (1895).
• Psychologie der Massen. 15. Aufl. — Stuttgart: Kroner, 1982. ISBN 3-520-09915-2.
• Die gegenwartige Entwicklung der Welt. — Wien: Steyermuhl-Verl., [1930].
• Лебон Г. Психология народов и масс.
• Лебон Г. Психология масс.


Comments:

AdSense реклама

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!