Вы здесь: Главная - Статьи - РОКОВАЯ ОШИБКА ГОБИНО.

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

РОКОВАЯ ОШИБКА ГОБИНО.

14 Апреля 2011 г. Опубликовал: Александр СТРЕЛЕ

   Основы «расовой теории» заложил еще в середине XIX века французский барон Артюр де Гобино (1816 – 1882), опубликовавший в 1853 – 1855 гг. многотомный «труд» под названием «Опыт о неравенстве человеческих рас».  Именно Гобино в этом сочинении первым связал талант и одаренность человека с его внешним видом и расовой принадлежностью, и именно оттуда, кстати, пошел хорошо известный нам термин «истинный ариец».

 

   При этом Гобино совершенно произвольно очертил и область распространения носителей этих качеств: «В Англии, Северной Америке, Голландии, Ганновере такие качества преобладают над остальными национальными инстинктами. То же самое имеет место в Бельгии, а также на севере Франции, где все, что имеет позитивное применение, находило плодородную почву. По мере продвижения к югу эти предпосылки ослабляются. Причем это объясняется не более жарким солнцем, хотя, разумеется, каталонцы и пьемонтцы живут в более теплом климате, чем жители Прованса и нижнего Лангедока. Это есть воздействие крови».

   Непосредственно в Европе Гобино расселил арийцев «от Торнео, включая Данию и Ганновер, далее вниз по течению Рейна, захватывая Эльзас и верхнюю Лотарингию, сужаясь по течению Сены до устья, продолжается до Великобритании и западной части Исландии.

   Там существуют последние обломки арийского элемента – искаженные, потерявшие форму, но еще не побежденные. Именно там бьется сердце общества и, следовательно, современной цивилизации».

   Торнео – река, отделяющая Швецию от Финляндии; как видим, современную область расселения «арийского элемента» в Европе Гобино видел в Швеции, Норвегии и Дании, далее в Ганновере и Вестфалии на Нижнем Рейне (северо-западная Германия), в Эльзасе и части Лотарингии, Голландии, Бельгии и на северо-востоке Франции вплоть до нижней Сены (собственно, это земли средневековой Фландрии, затем частично вошедшей в состав родственной ей Голландии, и Нормандии), в Англии и Исландии.

   Но нас интересуют не домыслы Гобино, в силу «этнической коррупции» выпячивавшего свою нацию на роль «высшей», а реальные показания об арийцах исторических, добытые не фантазиями барона, а научными средствами.

   В наши дни решение вопроса о прародине индоевропейцев опирается на ряд аргументов. В качестве аргументов места (т.е. указателей на какие-либо географические реалии) использовались слова индоевропейских языков, обозначавшие растения, животных, минералы, части ландшафта, формы хозяйственной деятельности и социальной организации.

   Самыми показательными в пространственном отношении следует признать наиболее устойчивые топонимы - гидронимы (наименование водных объектов: рек, озер и т.п.), а также названия такой древесной породы, как бук (так называемый аргумент бука), и такой рыбы, как лосось (так называемый аргумент лосося).

   Для установления места, где могли располагаться все подобные объекты, названия которых имели в индоевропейских языках единое происхождение, потребовалось привлечь данные палеоботаники и палеозоологии, а также палеоклиматологии и палеогеографии. Сопоставление всех пространственных аргументов оказалось исключительно сложной процедурой.

   Где же исконно обитали носители праиндоевропейского языка? Вышеперечисленные аргументы и их сопоставление приведут нас в восточно-анатолийскую возвышенность. Об этом – в частности – систематизирующая все аргументы фундаментальная монография Т.В. Гамкрелидзе и В. Вс. Иванова.

   Тщательный анализ лингвистических материалов, мифологии праиндоевропейцев (точнее следов мифов, сохранившихся у их потомков) и сопоставление этих данных с результатами исследований палеобиологов позволили им определить в качестве наиболее вероятной прародины индоевропейцев район современной Восточной Анатолии вокруг озер Ван и Урмия. Первая, раннеиндоевропейская, прародина была расположена в Малой Азии с археологической культурой-эквивалентом Чатал-Хююк (VII-VI тыс. до н.э.); вторая, среднеиндоевропейская, прародина - на Северных Балканах с культурой эквивалентом Винча (V-IV тыс. до н.э.); и, наконец, третья, позднеиндоевропейская, прародина в Центральной Европе с культурой-эквивалентом в виде блока двух культур - Ледьел (4000-2800 гг. до н.э.) и культуры воронковидных кубков (3500-2200 гг. до н.э.)

   Таким образом реальные арийцы двигались вовсе не с европейского севера, через Палеославию вплоть до Араратской долины. Наоборот – с Араратской долины они двинулись через Палеославию в Европу. Европейский же север (нордика) – не колыбель, а последнее пристанище арийских метисов.

   Непредвзятые археологические и палео-лингвистические  исследования показывают, что наиболее близок к протоарийскому языку именно русский язык, а не германские языки. Языковеды А. Дугин, В. Демин, С. Жарникова находят все новые и новые аргументы в доказательстве примата русского языка над европейскими. В частности, интересны работы,  сравнивающие русский (и проторусский – венетский) язык с письмом Винча и санскритом.

   Игнорируя все это (о многом в его время просто не знали) Гобино сформулировал представление о славянах, как о низшей расе Так, он не включил в территорию современного ему расселения «арийского элемента» большую часть Германии (кроме ее северо-западных территорий) на основании того, что население восточной и центральной Германии в Средние века смешалось с вендами (как немцы называли западных славян): «Эти вендские народы, прежде постоянно угнетаемые, поневоле стали завоевателями, обстоятельства работали на них, и в результате германский элемент оказался значительно ослаблен во всей Германии и сохранил свои позиции только в Вестфалии, Фризе, Ганновере и на Рейне».

   Именно Гобино предложил расистскую псевдонаучную расовую классификацию для современных славян – будучи некогда в древности белым арийским народом, «они ушли на северо-восток нашего континента и там вступили в разрушительное соседство с финнами», с представителями желтой расы, «славянский язык, имеющий общие родовые признаки арийских языков, подвергся сильному финскому воздействию. А что касается внешних признаков, они также приблизились к финскому типу».

   В новую эру славяне предстают у Гобино уже как монголоидные метисы («венд, смесь белого и финского элементов»), «в результате большой пропорции желтой крови, обусловившей их пассивность» неспособные ни к какому творчеству. И, что особенно важно, как аналог противостоящих ариям семитов (это учтет и расовая классификация нацистов): «славяне выполняли в восточной Европе ту же функцию долгого и молчаливого, но неотвратимого влияния, какую в Азии взяли на себя семиты. Подобно последним, они создавали стоячее болото, в котором, после кратковременных побед, тонули все более развитые этнические группы. Неподвижное как смерть, неумолимое как смерть, это болото поглощало в своей глубокой темноте самые пылкие и благородные принципы, не претерпевая при этом почти никаких изменений и после редких всплесков активности вновь возвращаясь в прежнее состояние спячки».

   Гобино первым (теоретически) обрекал славян в силу данной им расовой иерархии исключительно на роль рабов:

   «Смирение и долготерпение, согласие на второстепенную роль в новых государствах, создаваемых в результате завоеваний, трудолюбие – вот качества, благодаря которым славяне сохранили за собой право на свою землю, уступив верховенство».

   «На Западе славяне могут занимать только подчиненное социальное положение и вряд ли будут играть заметную роль в будущей истории, как не играли ее в прошлом, если бы не огромная территория, которую они занимали. Находясь на границе между Европой и Азией, они служат естественным переходным элементом между своими западными и восточными монголоидными сородичами».

   А вот что писал Гобино о Российской империи: «Сегодня существует большая славянская империя – единственная, которая выдержала испытание временем, первый и уникальный памятник политическому разуму, истоки которого следует искать в варяжских, т. е. норманнских династиях. Однако это грандиозное сооружение является германским только в силу факта своего существования. Норманны не изменили характер своих подданных: они были слишком малочисленны, чтобы добиться такого результата. Они затерялись в массе местного населения, в котором татарские набеги в средние века постоянно усиливали дестабилизирующее влияние финской крови. Все это имело бы бесславный конец, если бы судьба не послала этой стране силу, которая возродила ее, и этой силы оказалось достаточно, чтобы нейтрализовать худшие качества славянского гения. Приход немецких князей, администраторов, генералов, профессоров, художников, ремесленников, появление англичан, французов, итальянцев медленно, но верно делали свое дело, трансформируя инстинкты местного населения и готовя его, помимо его желания, к тому, чтобы занять высокое положение в Европе. Все, что сегодня есть в России политически значимого, все, что сближает эту страну с германизированной цивилизацией, пришло извне».

   Не отрицая влияние германства на славянство, укажем, что влияние славянства было на германство никак не меньшее. В частности, СОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ГОСУДАРСТВА оказались только Австрия и Пруссия – два государства с очень сильной славянской компонентой крови. Что же касается чистых германцев западнее, то, лишенные славянского начала крови, они ОКАЗАЛИСЬ НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМИ В ЧАСТИ ФОРМИРОВАНИЯ СОБСТВЕННОГО ГОСУДАРСТВА. Все эти карликовые Гессены, Бадены и Пфальцы так и не смогли перешагнуть через ступень государственности, остались на уровне большого феодального поместья. И в XVIII веке не Германская империя была гарантом и опекуном России, а наоборот – Российская империя выступала гарантом и опекуном несамодостаточных германских земель.

   И если славяне не создавали государства без немцев (государство Само, франкского купца, варяжские завоевания в Киевской Руси и т.п.), то можно сказать и обратное: немцы без славян тоже не создали ни одного полноценного государства! Ибо и Пруссия, и Австрия – напитанные славянской державностью государства, в которых собственно германизм был предельно разбавлен славянством.

   Современный философ Тростников совершенно прав, когда пишет, что расизм в стиле Гобино – есть лишь одна из граней материализма. Не кровь, а верования поколений, спрессованные в особый ген, создают способности народов. Необходимо говорить прежде всего о созидательной силе католичества и православия, носителем которых стала волей истории арийская раса.
Александр СТРЕЛЕ, специально для НСН «Венед»


Comments:

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!