Вы здесь: Главная - Статьи - ВНАЧАЛЕ БУДЕТ СЛОВО!

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

ВНАЧАЛЕ БУДЕТ СЛОВО!

20 Декабря 2010 г. Опубликовал: Александр Леонидов (Филиппов)

   И спасение и гибель общества зависят от мыслей
   ТПС – Типологическое Подобие Сознаний – базовый элемент в МАКРОПСИХИАТРИИ.  Суть теории ТПС (Типологического Подобия Сознаний) заключается в представлении о совместимости или несовместимости индивидуальных сознаний разных людей.

   Каждая психика – целая вселенная. Двух совершенно одинаковых психик мы не найдем даже у близнецов. Однако этот тезис вовсе не значит, что работа систематизаторов и типологизаторов бесполезна. Ведь  и двух абсолютно одинаковых яблок нет на Земле, однако это не мешает относить яблоки к тем или иным сортам. Хотя каждое яблоко имеет уникальную форму и вес, однако между группами яблок имеется очевидное ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ сходство или расхождение. Например, яблоки бывают красные и зеленые. Это не значит, что все зеленые яблоки одинаково зелены. Мы встречаем широкий спектр от светло-зеленого до насыщенного цвета. И тем не менее, зеленое яблоко очевидным образом ВСЕГДА отличимо даже невооруженным взглядом от красного или желтого.

 

   Можем ли мы сказать это о типах психики? Безусловно, да. Типы психики присутствуют, и охватывают миллионы носителей, несмотря на то, что двух полностью идентичных психик нет.           

   Если мы обнаружим (средствами социологии, без всякой мистики в данном конкретном случае) господствующий, наиболее часто представленный тип сознания в обществе, то сможем понять такие загадочные вещи, как «душа народа», «коллективное сознание», «массовое мышление» и пр. Это не химеры, а вполне научно установимые факты.

   Например, если в кошелке лежат двадцать зеленых яблок, и только два красных, то мы может утверждать, что кошелка несет в себе типологию зеленых яблок. Два же красных яблока – случайность, или по научному говоря, «флуктуация» массового типажа.

   ТПС (Типологическое Подобие Сознаний) – вовсе не есть научная проблема отвлеченного и академического плана. Это – не забава праздного ума и не «игра в бисер» интеллектуалов. ТПС очень тесно связано с проблемами общественной стабильности и нестабильности, проблемами гражданской войны и гражданского мира.

   Если 90% граждан разделяют такую типологическую установку психики, как «Не Убий!», а 10% такой установки не разделяют, то общество вынуждено будет пойти на физическое истребление своих членов, занятых постоянными убийствами. Ведь не убивать практикующих убийц – значит, быть соучастником убийств их жертв, а сознание, проникнутое заветом «Не Убий!» не может согласится на соучастие в убийстве.

   Расхождение в основных типах сознания очень опасно для общества. Это совсем не то, что милое расхождение в мелочах, которое легко потерпеть, и на котором, собственно, строится вся демократическая теория терпимости. Терпеть можно только то, что не перечеркивает твоих самых базовых установок, поэтому терпимость демократического общества – это, в сущности, не более, чем терпимость к чудачествам «своих» в близком кругу.

   Всякое «терпимое» общество становится нетерпимым и фанатичным, когда затронуты его базовые ценности. Никто – даже из современных нравственно-растрепанных «правозащитников» - не готов призывать к снисходительности в отношении, например, людоедов, открыто провозглашающих свое право «быть иными» и «думать по иному». Правозащитный мотив «Вам не нравится – вы и не делайте, а нам нравится, мы будем делать» в отношении людоедов не срабатывает. Как и по любому другому базовому вопросу…

   ТПС, позволяющее обществу оставаться обществом, позволяющее людям хоть как-то общаться  и понимать друг друга, возникает не просто так. Оно обычно выходит из горнила гражданской и межплеменной войны, и построено на физическом истреблении принципиально несогласных с данным ТПС. Именно так христианство истребило физически практикантов детских и вообще человеческих жертвоприношений. Жестокими способами были уничтожены (сожжены на кострах) и сторонники ритуального каннибализма.

   Мы не говорим здесь, хорошо это, или плохо. Наука вообще не дает оценок. Мы говорим лишь о том, что христианство и человеческое жертвоприношение типологически абсолютно несходны, и торжество одного типа психики неизбежно произведет истребление другого.

   То, что мы утверждаем, дает понять всем и каждому: эксперименты и шутки с коллективным сознанием плохи, трудно определить, где типологическое расхождение спряженных в совместную жизнь сознаний(психик) ещё терпимо, допустимо, а где уже начинаются костры и плахи, погромы и резня.

   Поэтому всякое расхождение спряженных сознаний чревато бедой, снижение уровня ТПС – порождает не только расщепление (шизофрению) коллективного сознания, но и – в перспективе – его полный распад, гибель общества.


   Словами убивают.
   Здесь – уже зачатки этнического оружия, истоки бесконечных попыток врага уничтожить конкурентную нацию, повредив её ТПС. Ведь вместе и по одним законам жить могут только те люди, у которых ОБЩЕГО БОЛЬШЕ, ЧЕМ РАСХОЖДЕНИЙ.

   Но практически – НАСКОЛЬКО больше? Если баланс общности выигрывает у баланса разобщенности со счетом 51:49, то это «худой мир». Ничтожное вкрапление второстепенной разницы может его переломить и обрушить социум в гражданскую войну. Это накопление как психологических сходств, так и разниц в установках личностей объясняет то часто встречающееся в истории НЕСООТВЕТСТВИЕ причин и следствий социальных катастроф.

   Строго говоря, не столь уж многое и не столь уж первостепенное собирались обновить в коллективной психике горе-реформаторы целого ряда эпох. А в итоге гибли государства и народы мира на столетия погружались в кровавый хаос.    

   Существуют вполне очевидные и вполне фиксируемые типы коллективного сознания, которые формируют и преображают «под себя» окружающую материальную и культурную среду. Совершенно очевидно, что деяния и стройки, события, свершения, образ жизни и т.п. возможны только при соответствующем им типе коллективного сознания. Если коллективный настрой меняется (а это дело загадочное, глазу незримое, происходит одновременно в тишине множества душ) – то прежние дела и свершения становятся уже невозможными.

   Порой это вызывает недоумение у правителей, которые пытаются запустить дела по уже имеющимся схемам, чертежам, технологиям – а ничего не получается. Например, при перековке «совков» в «россиян» ракеты стали падать («Булава»), спутники – тонуть в океанах (спутники «ГЛОНАСС»), космические технологии стремительно деградировать.

   Это происходит даже в том случае, если правящая власть не стремиться сознательно к демонтажу советского наследия; оно демонтируется само собой, без санкции верхов, поскольку требует определенного типа коллективной психики (в частности, религиозной, не атеистической- ведь в религиозной природе коммунизма сейчас, кажется никто уже не сомневается).

   Привычные ссылки на деградацию научно-технической мысли несостоятельны: что, у Сталина, когда он начинал космический проект, много было технологий, грамотных инженеров, технически подкованных рабочих? Они появились ПОТОМ – потому что ХОТЕЛИ появиться. Сталин получил крепкий, заквашенный на православной основе (как самогон на сахаре) тип личности в массах. Тип поменялся – космос кончился. В системе коллективных ценностей россиянской массы космоса нет.

   Схема такова: Идея формирует Общность. Общность формирует Реальность. Реальность вступает или не вступает в конфликт с объективными законами природы (например, самолет вступает в конфликт с законом тяготения – и побеждает!). Давление объективных законов природы может деформировать самонадеянно построенную Реальность. Искажение Реальности искажает общность. Искажение общности искажает исходную Идею, и в итоге весь механизм оказывается поврежденным, не работающим. Люди в итоге бегут из него, как пассажиры из поломанного автобуса.

   Это объясняет нам сложную двоякость общественной жизни. С одной стороны – абсолютная свобода воли и произвола человека, способность массы людей подхватить ЛЮБУЮ идею, и с её помощью сформировать ЛЮБОЙ тип общества, ЛЮБОЙ тип реальности. С другой – хотя человек волен выбрать прыжок с девятиэтажки без парашюта, он не волен избежать гибели при этом.

   Если базовая идея коллективной психики слишком сильно расходится с объективными законами природы (наиболее частый случай – противоречит инстинкту выживания), то общество, построенное на такой базовой идее, начинает разваливаться под собственной невыносимой тяжестью.

   Поскольку указания на непреодолимые логические противоречия коммунистического режима уже набили оскомину, возьмем другой пример: исход майя из городов, переход майянцев к первобытному образу жизни.

   Древние майянцы обладали обширными знаниями по астрономии и астрологии, первыми во всем мире ввели в свои вычисления нуль и сумели без помощи металлических приспособлений соорудить величественные пирамиды и храмы.

   В IX веке нашей эры майанцы сбежали из своих собственных городов. Следов нашествия врага не обнаружено, майя бежали сами от себя.  Фиксируется оостановка всякого строительства в городах майя, майянцы начали селиться в джунглях. А к началу завоевательного похода испанцев, от некогда великой цивилизации майя, остались лишь небольшие разрозненные первобытные племена.

   При раскопках в Тикале, археологи обнаружили множество намеренно испорченных каменных скульптур,  притом, что Тикаль за всю его история ни разу не подвергался нападкам враждебных племен или государств. Убегая из городов, майя мстили своим богам…

   Разгадка заключается в том, что базовая идея майянской цивилизации – приносить богам все больше и больше человеческих жертв (в пору религиозных праздников города майя представляли адское зрелище массового каннибализма) вступила в конфликт с инстинктом выживания. Реальность майянцев стала дробиться, распадаться, и в итоге окончилась крахом цивилизации. Интересно то, что инстинкт выживания, несмотря на всю свою силу, не сумел преодолеть базовой, произвольно избранной идеи цивилизации, не сумел ПРЕОБРАЗИТЬ, РЕФОРМИРОВАТЬ технически весьма развитое майянское общество. Оно – с ключевой идеей массового религиозного убийства и каннибализма – погибло, но не сдалось.


   Соответствие смыслового и эмоционального содержания слова.
   Очень важная задача для современной макропсихиатрии – ликвидация слов-гибридов и понятий-гибридов. Дело в том, что слова и выражения  - суть только иероглифы, отражающие соотношения вещей. Одни слова наполнены принятием – такие, как добро или справедливость. Другие – неприятием, такие, как геноцид. Разрушают коллективную психику слова, смешивающие позитивное и негативное восприятие. Например – «демократия».  В силу исторических обстоятельств это определение накопило в себе как позитивный, так и негативный смысл.

   Весь накопленный понятием негатив должен быть выведен в разряд однозначно-негативных слов, а весь накопленный за тот же период – позитив в разряд однозначно-позитивных слов.

   Это работа большая и сложная, но без неё нельзя.

   Вот только один пример шизофрении современного российского общества.

   Из новостей: «В России могут быть приняты законы, которые объявят НКВД преступной организацией - заявил глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов. В силу этого предложения членами преступной организации могут быть официально объявлены защитники Брестской крепости.  Ведь  крепость защищал 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР.  Надпись на стене каземата защитников Брестской крепости: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20.VII.41г.» была сделана именно на стене казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.

   Макропсихиатрический анализ в данном случае будет таков: «В слове-понятии НКВД СССР в силу сложностей отечественной истории спутались противоречивые понятия «пограничник», «контрразведчик», «защитник государства», «палач», «каратель». Необходимо разделить слово-понятие НКВД на сегменты, чтобы избежать шизофренически-двойственного его восприятия, и признать, что государственная служба в государственном правоохранительном органе была и остается почетной, но деятельность тайной организации масонского типа, проникшей в режиме заговора в руководство НКВД, разрушавшей государственную службу изнутри, следует считать порицаемой и преступной».

   Если по КАЖДОМУ понятию-гибриду (будь то «сталинизм» или «демократия», «национализм» или «космополитизм» и т.п.) не будет произведен грамотный макропсихиатрический развод, то массовое сознание продолжит страдать шизофренией, расщепленной двойственностью  типового мировоозрения. А это в лучшем случае – слабость, анемия общества, в худшем – его гибель и гражданская война.
Александр Леонидов(Филиппов),
Зав. кафедрой социопатологий
 ЕврАПИ, Уфа
Специально для НСН «Венед»


Comments:

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!