Вы здесь: Главная - Статьи - ГЕНЕТИЗМ И ФАТАЛИЗМ В РАСОЛОГИИ ЭВОЛЫ.

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

ГЕНЕТИЗМ И ФАТАЛИЗМ В РАСОЛОГИИ ЭВОЛЫ.

06 Июня 2010 г. Опубликовал: Г.П. Садовников (Федотов)

   В рукописи программной статьи классика расологии Юлиуса Эволы «Раса как революционная идея» имеется очень интересный, показательный элемент. Рука автора сперва начертала:

   «Точно так же, как в случае с чистокровной лошадью или кошкой биологический элемент является центральным, человек представляет собой биологическую и антропологическую реальность». Затем – в узкий промежуток между этим предложением и следующими строками текста Эвола методом вставки приписывает дополнение: «…но связанную с элементами, силами и законами иного, сверхбиологического характера».

   Правка рукописи отражает двойственность взглядов классика, его метания. В печатном тексте следов позднейшего характера приписки не осталось, и фраза приобрела свой канонический для расологов вид. Однако смысловая трещина, проведенная колебаниями барона Эволы, осталась: «Точно так же» - «но…».

   Если «но», то уже не «точно так же». Эвола очевидно разрывается между биологизмом и психизмом, не зная, чему отдать приоритет и предпочтение. Это связано с тем, что в годы творчества Эволы генетика делала только первые шаги, была крайне малоизвестной, и весьма спорной гипотезой.

   Между тем именно генетика перебросила мостик смыслов в тех местах, где Эволе катастрофически не хватало смычек. Генная система, как БИОИНФОРМАЦИОННАЯ, является одновременно и биологической, и психической реальностью, переходной формой от материи к духу и наоборот.

   «Такое соотношение между ценностью расы и ценностью личности подтверждается тем фактом, что расизм политически противостоит демократическому миру, а в культурной сфере — конструкциям и предрассудкам буржуазного общества, утверждая принципы доблести, благородства и достоинства, которым нельзя "обучить", но которые человек либо имеет, либо нет, — это неотъемлемые свойства рода, расы, связанные с традицией и с силами, гораздо более глубокими, нежели силы отдельного человека и его абстрактного разума» - писал Эвола. Мы по справедливости можем видеть в нем после этого своеобразного «генетика до генетики», философа, предвосхитившего открытие генетических закономерностей.

   Действительно, сегодня мы уже можем с уверенностью говорить, что в действиях, поступках, словах, привычках, мыслях человека есть не две, а три (третья – предвосхищена мрачным бароном) реальности.  Первая реальность – детерминистическая: из неё нельзя, невозможно выйти и её глупо обсуждать. Детерменированы наше дыхание и наш прием пищи, наши естественные отправления. Детерминирован цвет кожи той или иной расы, и потому возможность или невозможность находиться под палящим солнцем тоже детерменирована. Есть вещи, которые самой природой вещей навязаны человеку, вещи, от которых человек не может отказаться, и потому он не может их и выбирать. Это ситуация отключенности свободы воли.

   Вторая реальность – психическая. Это пространство поступков, которые обладают свойствами свободы воли. Человек сам решает, делать или не делать что либо. За эту часть своей жизни человек несет ответственность.

   Эвола как ученый первым заговорил о третьей реальности поступков – промежуточной чистому биологизму и чистому психизму – о биоинформационном пространстве (сейчас бы его назвали пространством генной предрасположенности). В этом пространстве человек не совсем свободен, здесь его выбор весьма и весьма затруднен его склонностями, носящими биологический характер. Но в то же время он не совсем детерминирован – теоретически предрасположенность не есть приговор…

   Эвола пишет: «Чтобы защитить догму об изначальном равенстве всех людей, несмотря на то, что она опровергается опытом и историей, марксизм и либерализм цепляются за теорию среды. Согласно этой теории любое различие соотносится с внешним влиянием условий природной, общественной или исторической среды. Любое различие, таким образом, является чисто внешним, случайным и зависящим от обстоятельств и всегда может быть устранено путем изменения внешних условий. Естественным следствием подобных взглядов является гуманизм: если есть низшие существа, то они "жертвы среды", а не низшие от природы.
   Против этой концепции расизм выдвигает теорию наследственности, в соответствии с которой различия между людьми хотя порождены частично внешними причинами, но не только случайны, а в них-то и заключается суть  это врожденные и обусловленные наследственностью различия. Внешние условия могут благоприятствовать или препятствовать развитию врожденных задатков, но никакая внешняя сила, ни материальная, ни моральная не может изменить самую интимную сущность человека
».

   В чем кардинальное отличие глубокой мысли барона Эволы от нынешних профанаторов расологии, вроде Авдеева и Истархова? Если вы внимательно вчитаетесь в вышеприведенный текст мэтра, то поймете, что он выступает против чистого биологизаторства человека куда сильнее, чем против чистого морализаторства человеческой природы. В осуждаемых марксизме и либерализме Эволу отвращает скрывающаяся за теорией случайностей среды жесткая и бесчеловечная ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: в какую среду попал – таким и стал, без вариантов. Изменение внешних условий немедленно и автоматически меняет человека. Марксизм и либерализм преподносят человека как игрушку обстоятельств и ничего больше. Точно так же преподносят человека и современные профанаторы-нацисты,  только  с другой стороны. В марксизме и либерализме человек на 100% зависим от среды, а у профанаторов – на 100% от своего происхождения.

   Правда расологии в том, что есть короткие, длинные и нулевые волны изменчивости. Сегодня нам легко это утверждать, опираясь на все богатство генетической науки, Эвола же мог в свои годы только интуитивно прозревать эту истину.

   Короткие волны изменчивости – укладываются внутри человеческой жизни. Это поступки  и выбор под воздействием среды, которые Эвола не отвергает; он их демонополизирует. Длинные волны изменчивости касаются ряда поколений, рода, племени, этноса, расы, они неподвластны до конца (но не то, чтобы совсем неподвластны) отдельному человеку.

   Короткие и длинные волны – это сложная проблема личной и коллективной вины человечества. Как человек, отрицающий христианство, Эвола отрицал и нулевые волны изменчивости – предопределенную неизменность определенных параметров понятия «человек», существующую вместе с короткими и длинными волнами изменчивости.

   Научной заслугой Эволы является то, что он первым начал собственно-научную критику расового нигилизма, который, будучи мифом, сам принял (незадолго до Эволы) наукообразный облик.

   Расовый нигилизм – это антинучное утверждение полного тождества, полного равенства задатков, полной унификации всех людей всех рас и всех народностей. «Для расизма "человечества" вообще не существует» - совершенно разумно указывает Эвола. В наши дни унификаторство противоречит уже не только науке, но и зловеще противопоставляет себя (приправленное толерантностью – нечувствительностью к чужеродности) простому житейскому здравому смыслу. Универсализм интернационалистов – это полное уравнивание негров и белых, узкоглазых и широкоглазых, русских и чеченов, немцев и евреев – вообще, как говорится – уравнивание санатория с крематорием.

   Большинство расовых нигилистов понимают всю несостоятельность унификаторства, когда запряжены в одну телегу, по слову поэта «конь и трепетная лань». Но обычно расовые нигилисты говорят, что унификаторство необходимо во избежание нацизма, фашизма, во избежание этнических чисток, абсолютизации «высшей расы» и т.п.

   При этом национально-расовое унификаторство как раз этническими чистками, концлагерями и фашизмом обычно заканчивается.  Дать принципиально неравным между собой объектам формальное равенство, игнорирующее все их особенности – это значит, сформировать страшное фактическое неравенство. Как вы себе представляете формальное равенство и совместное проживание волков и овец, лис и кур, слона с китом? Возможна ли в первых двух, да и в третьем случае – ТОЛЕРАНТНОСТЬ – то есть терпимость к привычкам и укладу каждой из сторон?

   Подлинное равенство, опирающееся на божественную справедливость, может быть дано только на научных основаниях расологии – науки о неравенстве рас и наций, и о противодействии проявления расовой и национальной несовместимости. Расовый нигилизм для подлинного, справедливого равенства – не помощник.

   Представьте себе, например: вы селите на необитаемом острове две численно равные группы, состоящие из русских и чеченов. Вы селите их вместе и предоставляете им равные права. Через некоторое время на месте формального равенства вы с изумлением (если вы не расолог) обнаруживаете этническое рабовладение!  Русские, предоставленные сами себе, в подавляющем большинстве своем займутся (в силу своих природных склонностей) созидательным трудом. Чечены – в силу тех же склонностей – в подавляющем (статистически-достоверном) большинстве тут же сколотят банды, раздобудут оружие и нападут на русских, у которых – за счет созидательного труда будет уже чем поживиться.

   Этот парадокс ведущего к фашизму равенства наций – не выдумка и не игра ума. Именно с ним пришлось столкнуться И.В. Сталину в 1945 году, лидеру большевиков, расовому нигилисту до мозга костей, отчаянному борцу с «псевдонаучными расовыми теориями» третьего рейха. Расология была абсолютно чужда Сталину – и идеологически, и чисто житейски, однако он, как говорится, в неё «пищал, да влез». Ничего другого ему не оставалось…

   Научная заслуга Ю.Эволы  в том, что он дал первое (не бесспорное, но первоначальное) опровержение науковидности расового нигилизма. Предшественники Эволы – тот же Гобино – оперировали ещё в рамках религиозно-клерикальной реакции на секуляризированную науку нового времени, опирались на клерикальную традицию в борьбе с науковидными тезисами расовых нигилистов. Эвола открыл в расологии новую эпоху.

   «Расизм — это национализм в его положительных аспектах. Оба они являются здоровой реакцией против демократических и коллективистских мифов. В противовес мифу безликой пролетарской массы без Отечества, расизм и национализм означают превосходство качества над количеством, космоса над хаосом, формы над бесформенностью» - писал барон.

   Есть строки, которые можно назвать эпитафией расовому нигилизму, и принадлежат они именно Эволе:
   «Ценности каждого, его представления о добре и зле, это не результат влияния хорошей или плохой среды, а наследственные свойства данной крови и расы, дошедшие в специфической форме в процессе разветвления расы до отдельного индивидуума». Но – в отличии от профанаторов расологии, у Эволы есть важная поправка:
   «Не только в этом различие в естественных условиях человеческого существования. Различны и этичные ценности, которые нужно защищать».

   Отказавшись от расового нигилизма, Эвола противостоит другой крайности – расовому волюнтаризму. Расовый волюнтаризм – это как раз то, чего боятся левеллеры (сторонники расового уравнительства): когда высшие и низшие расы и нации «назначаются» по прихоти на данный момент сильного и могущественного элемента. Бывают ситуации, когда теория высших и низших рас оказывается на службе у сведения личных счетов двух враждебных этносов (армяне – низшая нация у азери, азери – низшая нация у армян и т.п. зеркальность). Возникает явление расовой (и вытекающей из неё кадровой, экономической и культурной) коррупции – которая, по сути и есть фашизм в худшем смысле слова «фашизм» (далеко не однозначного понятия).

   Эвола, вполне осознавая (и уже видя на практике) угрозу расовой коррупции, вытекающей из простого признания факта неравенства рас и наций, пишет: «Поэтому мы должны ввести первое фундаментальное разграничение: между "природными расами" и расами в высшем, более человеческом, более духовном смысле».

   Трагедия Эволы, и как человека, и как ученого – в его достаточно агрессивном антихристианском настрое. Но это скорее беда, чем вина человека, связанная с особенностями его личных переживаний, с  редковероятностной комбинацией детских и юношеских впечатлений.

   Если Эвола антихристианин, то учение его никак нельзя считать антихристианским. Оно – со стороны науки, а не веры, и тем только ценнее – подводит нас именно к православной антропологии.

   «В действительности человек происходит от высших рас, которые уже в доисторические времена имели цивилизацию с низким материальным уровнем, но с высоким духовным содержанием, настолько высоким, что в памяти всех народов сохранились их символические названия: "божественные расы", "богоподобные люди"» - пишет Эвола. Он это пишет не просто так, а опровергая дарвинистские концепции всеобщего выхода к цивилизации из дикости. Эвола ещё не знает того, что знаем мы – а именно, данных современной генетики о едином праотце и единой (митохондриальной) праматери всего человечества. Генетика, с научной стороны подведя нас к старой религиозной истине об Адаме и Еве, в то же время подтверждает и взгляд Эволы (хотя сам Эвола отнюдь к этому не стремился): Адам и Ева, люди по образу и подобию Бога созданные, совершенные по природе своей, ДО СВОЕГО ГРЕХОПАДЕНИЯ и были теми самыми представителями «божественной, богоподобной расы», которую ищет перо Эволы на страницах его книг!

   Деградация человечества, поврежденного грехом, его раздробление на расы и языки во грехе свершаемое – суть библейского взгляда на расологию. Эвола с научной стороны в своем анализе приходит к тому же самому утверждению. Его логическая цепочка – «единая богоподобная раса – грехопадение-деградация – множество неполноценных рас» ничуть не противоречит церковному учению, которому лично Эвола в гордыне своей собирался именно противоречить.

   Эвола проводит – цитирую – «разделительную черту между "природными" и настоящими человеческими расами. Некоторые расы можно сравнить с человеком, который, деградировав, скатился к чисто животному образу жизни: таковы "природные расы". В этих расах за расой тела, крови и души находится раса духа. Эта истина ощущалась, когда в древности приписывали "божественное" или "небесное" происхождение той или иной расе, роду или касте и сверхъестественные, героические черты вождям или первым законодателям».  И далее: «Расистское понимание человека не может остановиться на простом биологическом уровне, иначе было бы правильным обвинением еврея Троцкого: расизм это "зоологический материализм"… неравенство рода человеческого не только физическое, биологическое или антропологическое, но и психическое и духовное. Люди различны не только телесно, но также душевно и духовно».

   Но вместе с тем Эвола отказывается рассматривать отдельную личность саму по себе как атом, на котором ничего достойного не построишь; он считает каждого человека членом сообщества, как в пространстве, так и во времени, неотделимым от непрерывной связи прошлого с будущим, от рода, крови и традиции.

   «Конечно» - вновь возвращается к концепции грехопадения Эвола –«если у человека нет правильного понимания принципов, он всегда может уклониться на опасный путь. В этом случае удар по индивидууму имеет целью затронуть то, что называется личностью».  Именно Эвола ввел в научный оборот такой термин, как «духовная» или «психическая» раса. Духовно-психическая оболочка расы в общих контурах повторяет биологическое тело расы, однако далеко не во всех деталях совпадает с телесным уровнем.

   Православная антропология исходит из того, что человек может следовать расовой предрасположенности, может – в изменившихся условиях вырабатывать для своей расы какие-то новые, прежде не бывшие предрасположенности, а может – очень важный момент – сознательно действовать ВОПРЕКИ своей национально-расовой предрасположенности, склонности. Зная за собой какое-то свойство, при желании ему можно противостоять. Но для этого его сперва нужно осознать, вычленить из своего «эго», отделить от собственно-себя, что очень и очень непросто.

   Эта теория не только не противоречит взглядам Эволы на расологию, но и получает у Эволы дополнительное подтверждение, доказываемая из иных, внерелигиозных источников.

   Далее же апологет язычества Эвола и вовсе высказывает мысль, просто-таки ортодоксально-христианскую: «Отказавшись от своего "Закона", который заменял для них понятия Отечества и расы, евреи превратились в анти-расу "раг ехеllеnсе". Это опасные этнические парии, их интернационализм — простое отражение бесформенной природы сырья, из которого этот народ был первоначально сделан». 

   Позвольте – воскликнем мы – но ведь именно это и утверждают церковники: был богоизбранный народ, совершил богоотречение, стал противоположностью богоизбранного народа, подобно тому, как ангел, совершив богоотречение, называется далее демоном.

   До этого вывода Эволе оставался один шаг; но Эвола этого шага так и не сделал. Помешали личные предубеждения. Внимание Эволы зациклено на важнейшем, хотя далеко не единственном расологическом вопросе: отношения арийства и еврейства. 

   «К арийским цивилизациям можно отнести цивилизации древней Греции, древнего Рима, Индии, Ирана, народов северо-фракийской и дунайской группы. Они возникли в героический период, когда арийской расе удалось достичь частичного возврата к своей первоначальной чистоте. Можно сказать, что семитский — и особенно еврейский — элемент представляет собой полнейшую противоположность арийским цивилизациям, потому что в еврейском элементе сконцентрированы расовые и духовные отходы, образовавшиеся вследствие столкновения различных сил в древнем средиземноморском мире».

   С иронией скажем в комментариях о том, что одним из «отходов», сформировавших еврейство, было именно арийство – очень важный и неотъемлемый компонент еврейской истории и еврейской ментальности.

   Близко подойдя к проблеме греха, как основного фактора деградации высшей расы, Эвола так и не указал на то, что попытки «высшей расы» поработить или истребить низшие моментально разрушают саму высшую расу потому что в попытках порабощения или истребления грех (как основной компонент деградации) всецело и концентрированно присутствует.

   Важнейшую тему научных критериев высшей и низшей расы обещаю раскрыть в отдельной, специализированной статье, поскольку это уже не входит в формат осмысления научного наследия Ю.Эволы (1).
Г.П. Садовников (Федотов),
Уфа, 1 июня 2010 г.
специально для НСН «Венед»

(1) - Вкратце говоря, неравенство рас и наций происходит не от страстного желания представителей той или иной расы или нации зваться «высшими», а  от совокупности внешних объективных условий, конкретных обстоятельств. Понятие «высшая» и «низшая» раса не абсолютны, а преходящи, относительны. На каждый момент пространства и времени имеется своя высшая раса, превосходство которой столь очевидно и фатально, что представители отстающих этносов начинают её демонизировать, видеть в ней «исчадие ада». Такова судьба демонизации еврейства в условиях кредитно-финансовой доминанты, китайства в юго-восточной Азии (в условиях аграрно-товарно-трудовой доминанты), русских в старотюркской среде в условиях индустриализации и т.п.
Например народный поэт Башкортостана М.Гафури вспоминал о мулле, который убеждал его в том, что русские знаются с шайтаном, и благодаря этому заставляют мертвый металлический пароход двигаться. Когда же Гафури попытался объяснить мулле принцип работы паровой машины, мулла возмутился: «вот пар идет из самовара, но никуда не едет самовар»! Именно такими бестолковыми «муллами» предстают многие современные русские патриоты, которые, видя мощь еврейского социально-административного магизма, но не желая изучать его схему, апеллируют к «шайтану»…


Comments:

AdSense реклама

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!