Вы здесь: Главная - Природа - Поселок Чушка - зона экологического апокалипсиса.

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

Официальный Сайт! Купить Телефоны от производителя
gsmstore.kz

Поселок Чушка - зона экологического апокалипсиса.

17 Апреля 2010 г. Опубликовал: Главный редактор НСН ''Венед''

   Экологическая Вахта по Северному Кавказу неоднократно сообщала об экологической и социальной катастрофе, которая имеет место в поселке Чушка (Темрюкский район Краснодарского края). Причиной критической ситуации в этом расположенном на берегу Керченского пролива поселке стало строительство в нем терминалов по перевалке опасных грузов - нефтяного (ООО "СТЛ-Трейдинг) и двух химических (компаний ОАО "Порт-Кавказ" и ООО "Югхимтерминал").

   К сожалению, положение дел там продолжает ухудшаться.

   Неделю назад на нефтебазе в поселке Чушка Краснодарского края произошло серьезное ЧП. Сорокалетнему Игорю Варламову, который переселился из Чушки и четвертый год живет в поселке Красноармейском, но продолжал работать на нефтебазе, во время перегрузки каустика плеснуло в лицо этим химическим соединением, сильно обожгло глаза. На "скорой" Игоря увезли в реанимацию.

   Николай Креслов тоже переселился из Чушки, но это уже не смогло спасти его от рака легких: его похоронили две недели назад. В прошлом году от этой же болезни умерла его жена.

   Молчать о том, что происходит в маленьком поселке Чушка, расположенном на самом краю одноименной косы в Краснодарском крае - нельзя, почти преступно. В нашем считающемся цивилизованном государстве при содействии государственных структур несколько частных компаний организовали в этом поселке экологический апокалипсис местного масштаба.

   Невозможно спокойно воспринимать медицинскую и похоронную статистику некогда благополучного населенного пункта – "райского уголка", как его с бесконечной печалью вспоминают жители.

   Анатолий Дубровин жил в 500 метрах от территории ОАО "Порт-Кавказ", где открытым способом перегружают сульфат аммония и серу. Он всегда был крепким мужчиной, но в конце прошлого года умер от отека легкого. Не дышать человек может максимум две минуты, поэтому жители Чушки дышат воздухом, которым "дышать невозможно": испарения аммиака и развеваемая ветром сера проникают сразу в дыхательные пути – и человек заболевает, часто смертельно. Мария Драй живет в этом же подъезде, работает на нефтебазе. Пятый год ее мучает тот же недуг – отек правого легкого. Она лечится, но о том, долго ли "протянет", старается не загадывать. Метрах в двадцати от нее – дом Татьяны Чирковой, которую химическое соседство "наградило" сахарным диабетом и сердечной недостаточностью. Два года назад ее муж Дмитрий умер от рака желудка и печени.

   Их сосед Борис Шаркунов успел переселиться "на большую землю", в поселок Батарейка, но полгода назад его не стало – рак легких. Полгода назад в поселке Ильич умер от рака горла бывший житель Чушки Андрей Горбачев. Там же в скором времени рак легких убил Глеба Грызунова. 19-летнюю Юлию Гармаш вывезли из Чушки подростком, но перед этим ей пришлось бороться за жизнь в реанимации, до сих пор аллергия и опасность развития астмы ее не отпускают, на ослабленный химическим отравлением организм навалилось много других болезней.

   Ольга Моторина живет сразу же за забором, отделяющим место транспортировки химических веществ. И она, и ее дочь, и внуки страдают от постоянного кашля и аллергии, превращающей кожу в сплошную покрытую язвами корку.

   После легочных болезней и аллергии среди жителей поселка стоят онкозаболевания репродуктивных органов. Надежда Скворцова жила с семьей рядом с нефтебазой, работала в порту. Ей было всего 40, когда два года назад она умерла от рака матки. Ее муж и двое детей потом переселились из Чушки, тогда еще руководство нефтяного и химического терминалов выделяло на это деньги. Но жены и мамы у Скворцовых больше нет. За этим коротким сухим предложением – трагедия, живые осиротевшие люди… Сколько таких семей сегодня в Чушке и близлежащих поселках, куда переселились ее бывшие жители? Слишком много.

   От рака матки умерла еще одна жительница Чушки, Ольга Коншина. Татьяну Аблаеву врачам удалось спасти – но не надо рассказывать, что такое лечение онкологической болезни: помимо страшных физических страданий, это еще и непреходящий моральный пресс, ведь теперь раковый дамоклов меч будет постоянно висеть над головой этой когда-то здоровой и сильной женщины. Эта болезнь поражает и органы пищеварения. Андрей Бокарев работал на паромной переправе. В 42 года он умер от рака прямой кишки.

   "За что это мне, почему именно со мной?" - горький риторический вопрос, только представьте себе, как он терзает всех этих людей – обычных работяг, любящих своих родных, свой поселок "на краю света", свое Азовское море, которому кто-то нашел самое прибыльное применение – переваливать по его небольшой акватории чрезвычайно опасные нефтяные и химические грузы… И вот они лишаются самого главного – здоровья. Они болеют и умирают, болеют и теряют надежду, болеют и смотрят, как то же происходит с их детьми…

   Дом, где живет четырехлетняя Карина Подоляк, стоит рядом с забором нефтеперегрузочного терминала. Вся ее жизнь прошла практически в самой опасной зоне перевалки нефтепродуктов. Теперь к ним добавились винилацетат, уксусная кислота и другая "химия", которые начал переваливать новый химический терминал - компании ООО "Югхимтерминал". У девочки ожог гортани и аллергическая сыпь – все ее тельце покрывают гнойники, "скорую помощь" вызывают со страшной регулярностью.

   Валентина Трубачева уехать из опасной зоны тоже не может. Жителей тех домов, что попали в пределы территории терминалов, отселили. Те, которые живут за забором, хотя бы и в нескольких метрах, для руководства предприятий как будто не существуют. Люди-тени. Только вот болеют да умирают "почему-то"… У Валентины удалили одну почку. Можно назвать нормальной или хотя бы сносной жизнь, полностью зависимую от боли и лекарств?

   Петру Гридину, как грустно шутит его жена Ирина, "повезло". Он работал крановщиком в порту и на рабочем месте потерял сознание. В Темрюке, куда Петра увезла "скорая", поставили диагноз: частично-диффузный распад печени в результате химического воздействия. УЗИ показало: еще немного, и процесс стал бы необратимым, так как развился бы цирроз печени. Повезло Петру и с женой. Ирина не робкого десятка, и в результате ее, как она сама выражается, "пламенных речей" им были вынуждены выплатить денежную компенсацию. Относительно небольшую: за полтора миллиона рублей на побережье жилье приобрести невозможно. В соседнем Ильиче у них уже был в собственности земельный участок с подведенным газом, где они смогли построить дом, в который, однако, еще необходимо вкладывать большое количество сил и средств…

   А те, кто остался в Чушке? Ирина и Петр были одними из последних, кому выплатили хоть что-то. Это было в сентябре 2006 года. Незадолго до этого Александр Бутенко, дом которого оказался непосредственно в зоне строительства сооружений "Югхимтерминала", на месте планируемой площадки для хранения химических веществ, устроил в своем доме настоящую оборону. Он неделями не выходил из дома, боясь, что в его отсутствие дом просто снесут – и только таким образом он смог "выбить" от компании компенсацию и переселиться. За последние два года договориться о компенсации смогла еще только Галина Юхимчук, у которой трое детей – все со страшной аллергией. Она увезла их в станицу Запорожскую "без денег", только бы спасти. Выплатили ей обещанные полгода назад средства только на днях. Больше не было даже разговоров с жителями на эту тему.

   Что такое здоровье и жизни горстки "аборигенов" для могущественных промышленников! Что им возмущенные письма в официальные органы! В результате неоднократных прокурорских проверок были компаниям ОАО "Порт-Кавказ" и ООО "Югхимтерминал" вынесены предписания "решить проблему с санитарной зоной". Для терминала ОАО "Порт-Кавказ" она должна составлять 500 метров, а для терминала ООО "Югхимтерминал" – 1000 метров. В этой зоне – весь поселок Чушка. То есть "решить проблему" с живущими в 100-50-5(!) метрах от места перевалки опасных грузов людьми можно только одним способом – отселить поселок, выплатив людям достойную компенсацию. Но жители, пытающиеся "пробиться" к руководству терминалов, слышат лишь отговорки про "финансовые проблемы". Людей просто игнорируют. Один темрюкский чиновник, когда к нему с вопросом: "Что с нами будет, можете ли Вы помочь?" обратились приехавшие чушкинцы, очень удивился: "Что, разве там еще кто-то живет?"

   Перевалка химических веществ и нефтепродуктов чрезвычайно опасна. Работники этих предприятий трудятся в спецодежде – как на ядерных полигонах и АЭС. Местным жителям за забором спецодежды не выдают. И они умирают. За последние пять лет – 25 человек. Многие – уже уехав. Из 250 живших здесь семей осталось 38.

   Логично остановить опасное производство до тех пор, пока "проблема с санитарной зоной" будет решена. В январе 2008 года Новороссийской транспортной прокуратурой была проведена очередная проверка, согласно результатам которой ООО "Югхимтерминал" производит лишь пуско-наладочные работы, ОАО "Порт-Кавказ не осуществляет перегрузку гранулированной серы с начала прошлого, а сульфата аммония – с начала этого года. В связи с нарушением организации санитарно-защитной зоны предприятий в отношении ООО "Югнефтехимтранзит" (еще одно юрлицо, реально представляющее тех же людей, что и "Югхимтерминал") и ОАО "Порт-Кавказ" возбуждены дела об административном правонарушении. Однако, по словам жителей, перегрузочные работы в Чушке не прекращаются. Правда, график теперь иной - ночной. Ежедневно сюда приходят 5-6 железнодорожных составов по 55 цистерн в каждом с мазутом, серой, уксусной кислотой, минеральными удобрениями. Составы загоняют в тупик, а с наступлением темноты ведется перевалка. Кого может обмануть этот "стратегический маневр"? Возможно, приезжающие – конечно, днем – проверочные комиссии. Но только не жителей Чушки, которые в буквальном смысле слова вымирают.
Источник


Comments:

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!