Вы здесь: Главная - Информация к размышлению - «Максим не знал, смеяться или плакать?»

Поиск

Обмен ссылками

Наши баннеры

«Максим не знал, смеяться или плакать?»

09 Июня 2009 г. Опубликовал: Главный редактор НСН ''Венед''

К  бутылке Федор приложился
-и вмиг пуста….
Максим не знал, смеяться или плакать…
Русские народные хоку
«О  Максиме и Федоре»

Министр здравоохранения и соцразвития РФ Татьяна Голикова в интервью телеканалу «Вести» 27 мая 2009 года посетовала, что программа «внутренней миграции», то есть переезда в те места, где легче трудоустроиться, популярностью не пользуется: на сегодняшний день в ней приняли участие лишь 16 тысяч человек. Министр объяснила это «привычной оседлостью наших граждан» и «не очень высокой оплатой такого рода услуг». Странные приоритеты у нашей власти! Ещё на заре современной человеческой цивилизации кочевничество было синонимом зла и дикости. Заратустра называл кочевников сынами злого бога – Аримана, и утверждал, что праведность вместе с хлебом сеют оседлые народы. С кочевниками веками были связаны величайшие геополитические трагедии человечества – ничего не дав цивилизации, они в то же время отняли у неё необычайно много.

Именно поэтому человечество издревле вело с кочевым образом жизни беспощадную борьбу не на жизнь, а на смерть. Кочевники сами отличаются крайне низким качеством жизни, и другим жить не дают – грубо говоря, «сами не живут и другим мешают».
Крайне низкий уровень материальной и духовной культуры у кочевников, номадическая застойность хозяйства, общественных отношений и техносферы сочетаются с крайне низким уровнем морали и правосознания.
Почему кочевник в веках истории стал грабителем, убийцей, вором, тунеядцем, кощунником и святотатцем? Естественно, не оттого, что с рождения обладает какими-то античеловеческими навыками. Антисоциалом и аморалом его делает жизнь – тот образ жизни, который он ведет, обстоятельствами вынужден вести.
Давно доказано, что уровень моральности и нравственности в человеческих обществах если не намертво, то, по крайней мере, довольно прочно увязан с их численностью и степенью оседлости. Недаром распутную женщину называют «гулящей», т.е. как бы не закрепленной в пространстве, «сегодня здесь, а завтра там». Недаром при Николае I, когда встал вопрос о строительстве железных дорог, консерваторы выступили со странным, на первый взгляд, опасением: железные дороги и особенно железнодорожные станции «разрушат народную нравственность».
 Замкнутые маленькие социумы крестьянских республик-общин, в которых не было обычая запирать двери, а самоубийство приезжего было таким потрясением, что служило поводом для написания народной песни, размыкались навстречу всякому пришлому люду.
Почему кочевничество аморально?  Потому что опирается на порочный принцип «дорога все спишет». В маленьком и однородном, замкнутом социуме все свои и все свое, здесь ни один косой взгляд нельзя за просто так списать – жить то дальше тебе и потомкам твоим с этими же самыми людьми, а оттого любая обида или разбой автоматически ложатся на весь род. В маленьком социуме все про всех всё знают, и потому быть аморалом элементарно невыгодно.
Большой город традиционно во всех культурах описывается уже как гнездовище пороков. Люди меньше знают друг друга, шансов, что с обиженным тобой снова встретишься гораздо меньше, чем на селе, и люди невольно «распускаются» в моральном отношении, начинают разного рода воровские и грабительские практики, сеют вокруг себя ложь, обман и ледяное равнодушие к ближнему и т.п.
Но междугороднее миграционное пространство куда страшнее даже самого большого города. Здесь уж воистину при появлении на новом месте человек как бы заново рождается – дорога списывает ему все и вся. Любой негодяй среди новых людей становится равноправным гражданином, пока не изгадит новой среды обитания и не отправится на новые земли – вновь искать своего воровского счастья…
Я так долго и упорно расписываю эти очевидные вещи, чтобы понять – хотя бы самому, если уж не объяснить читателю – какой логикой руководствуется министр федерального правительства, сетуя на «традиционную оседлость» русских? Неужели бесконечные переезды, шараханья людей из края в край – это цель и задача социального развития? Ведь от такого кочевничества плохо и людям, и правительству….
Неужели ничему не научил нас горький опыт советской «лимиты» и «строителей века» - мучеников БАМовских бараков? Наш белебеевский поэт Баранов писал об этом проникновенно: на могиле своих рязанских дедов, в опустевшей и разоренной деревне он восклицал:
От этих родимых просторов
Нас вдаль унесли поезда,
За длинным рублем Самотлора,
На БАМовский путь в никуда…
И ведь он прав в своем горьком сетовании. Бывает необходимость – сменить работу. Бывает печальная надобность – снятся с насиженного места и уехать. Да, жизнь есть жизнь, и мне ли, Стреле родом из города Ангарска, потомку ссыльнопоселенцев, не знать об этом?
Но одно дело – вынужденное и выстраданное (и в идеале – всегда однократное) переселение, а другое – создание культа кочевого безалаберного и бестолкового быта, культа кибиток и временных стоянок.
Мировой сатанизм (который, может быть, единственный, кроме святых старцев, до конца понимает происходящее сегодня в мире) почему-то активно и отчаянно лоббирует переселенчество и кочевничество.
Мир «новых кочевников» с большой к ним симпатией описан был французом Жаком Аттали в книге "Линии горизонта" ещё в 1990 году. Мондиалист Аттали сумел вооружить глобалистов мощным идеологическим постулатом, который разделяют сегодня все глобалисты, включая и министра Голикову с её покровителями. Принято считать, что новый мир должен быть миром новых кочевников, и что это – по непостижимым причинам – «хорошо весьма».
В своей новой программной книге Жак Аттали, к которому, как понял читатель, стоит прислушиваться, в 2006 году (книга  "Краткая история будущего") пишет, что рынок сформирует гиперимперию, создающую огромные состояния и ужасающую нищету. В этом выводе своем Аттали и прав, и неоригинален. Рынок не только сегодня создает поляризацию на богачей и нищих, он её создавал за все время своего существования. Почитайте про Голландию 16-го века, Англию 17-го, Францию 18-го, Германию и Россию 19-го, и вы поймете, чем заканчиваются либерально-рыночные эксперименты.
Новое у Аттали – гиперимперия. По всему контексту понятно, что это будет кочевая гиперимперия – наподобие империи гуннов или монголов. Подобного рода перспектива на будущее должна ужасать – она же напротив, умиляет мондиалистов, выдавая их внутренний, тайный сатанизм. Наверное, закончить стоит культурой: непонятным образом как в мировом, так и российском кинематографе стала сверхпопулярной тема выродков, вроде Чингисхана. Деньги спонсоров и налогоплательщиков тратятся на создание кинематографических панегириков варварам-дегенератам, прославленным только разбоем и разрушением культур и цивилизаций.
Вот тебе и воспитательный эффект искусства! Как писал ещё один чингисхан – Ленин – «из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк»…
Но в цирк превращается вся планета.
Александр СТРЕЛЕ,
Политобозреватель НСН «Венед»,
Для писем и контактов – Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript


Comments:

Читайте также



Информация


Все представленные материалы представляют точку зрения автора материала.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание представленных авторами материалов.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов, взятых из других открытых источников.
В случае, если первоисточник не доступен или удален, или иное, администрация сайта снимает с себя ответственность за использование материала. На момент взятия материала первоисточник находился в общедоступном пользовании. Ссылки на первоисточник не удаляются. Вся ответственность за информацию. в таком случае, лежит на первоисточнике.


ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ С САЙТА ССЫЛКА НА VENED.ORG, VENED.INFO ОБЯЗАТЕЛЬНА!